Меню

Персональный сайт Александра Кузнецова

XXV Евро-Африканский Чемпионат по подводной охоте. (Журнал «Мир подводной Охоты, 2006)

Атлантическое побережье Франции, Сен-Жан-де-Люз. В этом городе 08-09 октября 2005 года проходил XXV Евро-Африканский Чемпионат по подводной охоте. На нем в числе сильнейших команд мирового уровня выступала команда российских спортсменов: капитан – Павел Антонов, основной состав – Михаил Кузнецов, Александр Уткин, Владимир Докучаев. Радует тот факт, что наша сборная начала регулярно участвовать в крупнейших соревнованиях международного масштаба, имея четкую установку – пробиться в вершины рейтинга. В прошлом году было выстраданное участие в Чемпионате Мира в Чили, куда российскую команду поначалу не хотели пускать из-за того, что ее не было на отборочных соревнованиях. В итоге для нас сделали исключение, и россияне получили шанс раздвинуть могучими плечами стройные ряды мировой подводной элиты. И хоть результат был не блестящим, пессимизма не было – было понимание, что команде как воздух необходим опыт, за которым надо ехать «за семь морей», в наших условиях его не приобретешь. Именно поэтому участие в XXV Евро-Африканском Чемпионате имело столь важное значение – соревнования такого уровня дают спортсменам возможность сделать очередной, и причем не маленький, шаг в своем развитии, а без таких шагов до призовых мест нам не добраться. Не стоит также забывать, что без участия в Евро-Африканском Чемпионате на следующий Чемпионат Мира точно не попасть – не могут же для нас вечно делать исключения ! Наш журнал старается вносить посильную лепту в укрепление позиций российского подводного спорта на международной арене, поэтому, как и на прошлогоднем Чемпионате Мира, взял на себя финансирование поездки Михаила Кузнецова – молодого российского спортсмена, показавшего на обоих соревнованиях наилучший результат среди коллег по команде. Итак — радость, грусть или надежду нам испытывать теперь, когда позади два крупнейших международных чемпионата – об этом и многом другом рассказывает в интервью нашему журналу Михаил Кузнецов.

— Миша, как лично ты оцениваешь выступление нашей сборной на Чемпионате ?

— Я оцениваю наше выступление на троечку, «с натяжкой». То есть в принципе мы могли выступить и лучше. Ведь даже несмотря на то, что из-за нехватки времени мы не смогли должным образом изучить местные условия, обстановка была не такая уж сложная – почти все основные объекты охоты были хорошо известны нам по Черному морю. Тем не менее было много вопросов по тактике охоты, так как поведение таких привычных для нас видов, как сингиль, зубарь, рябчик отличалось от того, как эта рыба ведет себя в Черном море.

— А свой личный результат – 17-е место в рейтинге из 38 спортсменов – считаешь достижением, или недоработкой ?

— Когда я готовился к этим соревнованиям, у меня не было четкого понимания того, на какое место в рейтинге я могу реально претендовать. Но теперь, когда Чемпионат уже за плечами, я понимаю, что мог бы выступить лучше.

— И каким мог бы быть результат, сложись обстоятельства более удачно ?

— Я думаю, кто-нибудь из нас должен был войти в первую десятку. Опыт, знания есть – чуть больше везения, несколько правильных тактических ходов, и это было бы вполне реально.

— Опиши пожалуйста место проведения Чемпионата Европы.

— Красивый французский городок, небольшой и как будто игрушечный, и рядом с ним – бушующий Океан. Достаточно теплый климат… Из-за постоянного волнения моря видимость практически все время не превышала 2-3 метра.

— Расскажи подробнее о видовом составе рыб.

— Большого видового разнообразия рыб, на которых делалась основная ставка в процессе охоты, не было. Кефаль, зубари, сальпа, рябчики и угри. С зубарями у нас возникла проблема — в определителях, которые нам выдали, информация по ним была дана довольно расплывчато, и поначалу мы считали, что в зачет идет только два вида. Один – золотистый — с пятисот грамм, другой – полосатый — с семисот. И лишь в последний день перед соревнованиями выяснился довольно существенный момент, что в зачет с пятисот грамм идут все сарговые, а не одна их разновидность, изображенная в определителе.

— Сколько времени удалось уделить тренировкам и изучению акваторий ?

— Прибыли на место мы 24-го, и 25-го уже приступили к подготовке. Таким образом, на все про все у нас было две недели, что, конечно, явно недостаточно.

— Как проходила подготовка к соревнованиям ?

— Первые два дня мы выходили нырять с берега, прямо в этот бушующий шторм, как последние идиоты. В первый день видимость была один метр, огромные волны… Тем не менее мы умудрились стрельнуть по одному рябчику.

Во второй день видимость стала чуть получше – местами до двух метров. На глубине 18 метров видимость была около двух метров. Мне удалось увидеть множество зубарей, угря, сидящего в норе, сальп… Рыбы было достаточно много. Тем не менее в эту погоду кроме нас никто не нырял, некоторые спортсмены бороздили акватории на лодках, даже не одевая костюмов, видимо просто проводили рекогносцировку, а может, надеялись, что какой-нибудь кретин будет нырять. И, видимо их надежды оправдались… Ко мне подъехал на лодке Педро Карбонелл, поинтересовался, какая видимость, есть ли рыба. Поскольку испанским я не владею, поболтать с ним не удалось, тем не менее с помощью жестов мы вполне друг друга поняли – я ответил, что видимость 1-2 метра, рыба не очень крупная… Потом мы наняли лодку, и выходили на ней обныривать акватории.

Сначала планировалось, что акваторий будет три – две основные и одна резервная. Но за четыре дня до начала соревнований организаторы решили запасную акваторию исключить, так что оказалось, что то время, что мы затратили на ее изучение, было потрачено впустую. Как бы там ни было, изучение мы начали с основных акваторий. Одна из них была удалена от берега метров на пятьсот, и представляла собой большую плоскую банку, вокруг которой попадался скальный рельеф с рыбой. Мы начали с нее, так как из-за удаленности от берега там была более чистая вода, видимость – до двух метров, что позволяло хоть в какой-то степени изучить рельеф и рыбу.

Обныряв эту акваторию, я ничего особенного не обнаружил – рыбы видел немного, возможно, она была распугана соперниками, тоже интенсивно изучавшими обстановку. Не было какого-либо места, которое я бы записал в свой актив, с тем, чтобы на соревнованиях прийти с твердой надеждой взять рыбу. На самой банке глубина местами не превышала одного метра, из рыбы там была в основном кефаль, причем довольно много. Но, поплавав там немного, я сделал вывод, что охотиться на нее там будет нелегко из-за сильного наката — таскало нещадно. Вторая акватория состояла из прибрежного участка и банки, удаленной от берега на два километра. Прибрежная часть не представляла собой ничего особенного – шельф, плавное понижение дна, и щебенка, песок; видимость там была очень плохая, меньше метра, «кофе с молоком». Изучить ее сколько-нибудь качественно было практически невозможно, поэтому основное внимание мы уделили банке. В отличие от банки на первой акватории, эта была глубоководная, с глубинами 18-20, а местами до 25 метров. Там тоже я не видел много рыбы. Там зубарик, здесь рябчик, в основном мелкие… Тоже, в общем, ничего особенно интересного там не было… К счастью, за три дня до начала соревнований заштилело, волнение стихло.

— Какие моменты в период подготовки наиболее запомнились, оставили самые яркие впечатления ?

— Буквально в трех километрах от места проведения соревнований уже начиналась Испания. Рельеф там был совсем другой – более каменистый, огромные валуны, мощные гряды… И вода, даже в самый сильный прибой, была гораздо чище. Нам удалось съездить туда поохотиться, пострелять зубарей и другую рыбу, которую мы тщательно взвешивали, чтобы приспособиться «навскидку» определять, зачетная ли рыба по весу или нет. Вот эти охоты доставили настоящее удовольствие и запомнились более всего. В первый день я взял там лаврака на кило шестьсот, удалось подстрелить несколько довольно крупных зубарей – до полутора килограмм. Было много кефали – крупнейший сингиль, до двух кило весом…

— Какое снаряжение вы использовали ?

— У нас были гидрокостюмы Beuchat Mundial Elite толщиной 7 мм, носки и перчатки 5 мм,так как вода была не слишком теплой – 18-20 градусов. Ружья — арбалеты Beuchat, я использовал в основном длиной 75 и 90 см. Снаряжение зарекомендовало себя отлично, за что огромное спасибо компании «Батискаф», которая, как и на Чемпионате Мира,выступала генеральным спонсором нашей сборной и экмпировала нас «по высшему разряду».

— Расскажи, как проходили соревнования.

— По правилам Чемпионата, каждой команде выдавалась одна на всех лодка, на которой помимо спортсменов находился судья и рулевой. Лодки распределялись жеребьевкой. Перед стартом все лодки собирались в заранее оговоренной точке акватории, и по сигналу расходились, чтобы развезти спортсменов в те места, откуда они хотят стартовать. После этого лодки уходили, и все перемещения по акватории спортсмены совершали только на ластах. По финальному гудку все спортсмены должны были снять маски, и дожидаться своих лодок. В первый день соревнований выпала акватория, расположенная на мелководной банке. Видимость по сравнению с предыдущими днями была на удивление хорошей — до трех метров.В основном рыба была мелкая — зубари, рябчики, угри, кефаль. Кому-то из соперников удалось подстрелить хорошего лаврака на четаре килограмма, а также дораду весом около четырех с половиной килограмм, но это были скорее единичные случаи — а так почти вся рыба была «на грани зачета». Пожалуй, нашей ошибкой было то, что мы старались стрелять только ту рыбу, которая выглядела на сто процентов зачетной, тогда как все остальные, насотря на штрафные очки, начисляемые за незачетную рыбу, стреляли все подряд, и в итоге оказывались в выигрыше по очкам. По итогам первого дня лидировал итальянский спортсмен, сразу за ним, отстав буквально на несколько очков, шел испанец Карбонелл. Что касается нашей сборной, то я стрельнул пять рыб и был двадцатым, Владимир Докучаев тоже «взял» пять рыб и был восемнадцатым, так как его рыба была крупнее, Александр Уткин взял две рыбы. Во второй день поднялся небольшой накат, и видимость заметно ухудшилась. Несмотря на то, что акватория включала глубоководную банку, все ныряли у берега, на банку отправился только Уткин, и, как оказалось, не зря — ему удалось там взять четыре зачетных рыбы. Работать ему пришлось на приличной глубине — до 25 метров, но зато видимость там была значительно лучше. Всем же остальным, нырявшим у берега, пришлось охотиться в условиях очень плохой видимости — до двух метров, и то не везде, и, несмотря на то, что рыбы у берега было больше, находить ее было достаточно трудно.

— Какие просчеты, ошибки привели к тому, что результат оказался хуже, чем хотелось ?

— Я думаю, в первую очередь то, что рыба была вся известная и привычная нам и поначалу казалось, что все очень просто — ныряй, находи и стреляй ! Но нам не удалось учесть все особенности ее поведения, присущие именно данному месту…

— В чем нас превзошли наши соперники — подготовка, снаряжение, или только опыт ?

— По снаряжению мы были в равных условиях. Тренировки — в чем-то да, возможно. Ведь те, кто приехал заблаговременно, имели возможность изучить местные условия при гораздо лучшей видимости, разобраться с повадками обитающих там рыб. Ну и главное — конечно опыт. Все это помогло им построить правильную тактику охоты именно применительно к условиям каждого конкретного дня соревнований, и в итоге показать результат. Все изложенное можно назвать одним словом — мастерство. Нам пришлось соревноваться с серьезными, опытными соперниками, имеющими за плечами огромный опыт охоты в самых разных точках мира, причем многие из них опирались не только на свой личный опыт, но и на опыт своих учителей и наставников, предыдущих поколений спортсменов, в свое время избороздивших моря вдоль и поперек. Я имею в виду тот факт, что для многих спортсменов — лидеров рейтингов занятие подводной охотой — дело семейное. Например, у Карбонелла — отец чемпион, дядя чемпион. У них династии подводных охотников…

— Удалось чему-либо научиться у соперников ?

— Пожалуй, в этом плане главную роль играют не какие-либо хитрые приемчики, которые используют соперники, а багаж опыта, который они наработали, участвуя в соревнованиях такого уровня. Так что и для нас на данный момент главное — накапливать опыт, использовать любую возможность потренироваться и померяться силами со спортсменами такого класса.

— Какие позитивные моменты ты бы отметил на этом Чемпионате ?

— Из позитивных моментов прежде всего хотелось бы отметить все, что связано с организацией нашей поездки. Как только было принято решение, что мы едем, все вопросы были решены четко и быстро. За это огромное спасибо хочу сказать всем, кто участвовал в организации нашей поездки — генеральному спонсору нашей команды компании «Батискаф», журналу «Нептун XXI век», который спонсировал мою поездку, информационную поддержку оказывали журналы «Нептун XXI век» и «Мир подводной охоты». Ну и особо хочу отметить огромный вклад в организацию поездки капитана нашей сборной Павла Антонова, благодаря его огромной энергии и предпреимчивости нас не касались никакие бытовые и организационные вопросы, все решалось легко и быстро — визы, билеты, аренда лодок, планирование выездов и маршрутов а также многое другое — все было организовано на высшем уровне.

— Какие мысли появились после Чемпионата в плане твоего личного развития как спортсмена ?

— Нужно научиться выстраивать тактику охоты в незнакомых морях, опираясь на минимальную информацию, которую удается получить перед соревнованиями. И тут каждая крупица опыта играет очень важную роль. Так удастся избежать многих глупых ошибок. Личный опыт ничто не заменит, все, как и влюбом виде спорта познается только через тренировки.

Добавить комментарий


*