Меню

Персональный сайт Александра Кузнецова

У морских агентов – своя бондиана. Газета «Новороссийский Рабочий» №65 от 07.04.2010

ССЫЛКА НА ПУБЛИКАЦИЮ В ГАЗЕТЕ

У каждого судна, прибывающего в незнакомый порт, есть ангел-хранитель — судовой агент. Без него судно будет в порту незваным и нежданным гостем; а ведь помимо основной задачи — погрузки или выгрузки груза, есть множество других проблем: кто свозит больных моряков к доктору? кто организует пополнение запасов — воды, провизии, топлива? кто поможет с ремонтом, если что-то сломалось во время рейса? Это лишь упрощенный перечень вопросов, которые решает судовой агент; в современном сложном мире существует огромное количество процедур и требований, без выполнения которых ни одно судно не имеет права войти в порт и выйти из него, и все они ложатся на хрупкие плечи агента.
Так уж сложилось, что эта интереснейшая и романтическая профессия большинству людей не известна. Капитан, штурман, боцман, матрос — эти профессии у всех на слуху, лишь речь заходит о море и моряках. А агент — много ли мы знаем о нем? Приоткрыть завесу тайны над этой профессией постарался наш внештатный корреспондент, встретившийся с несколькими новороссийскими судовыми агентами.

Сергей — человек среднего возраста, собран, деловит. На плече большой портфель с документами, поминутно звонит мобильный телефон, и Сергей кричит в него: «Швартовка сходу! Лоцман будет на борту через два часа!». Едва успев нажать отбой, тут же кричит следующему абоненту: «Да у них половина экипажа меняется! Все из Владивостока, сегодня вечером в Краснодар прилетают, завтра с утра будем вселять!».
С трудом прорвавшись сквозь шквал звонков, задаю первый вопрос:
— Сергей, как ты думаешь, когда появился первый судовой агент?
— Я себе задавал этот вопрос, правда нигде по учебникам и книгам не искал. Но всегда почему-то себе представляю набережную где-то в Генуе времен Колумба. И вот Колумб собирается в экспедицию, и конечно были какие-то помощники, которые помогали ему снаряжать корабли и готовить их к дальнему плаванию — вот они-то вероятно и были прародителями современных судовых агентов. Портовые сборы тогда, вероятно, платили сами капитаны наличными в казну, а вот карантинные или санитарные власти, аналог современной СЭС, уже тогда функционировали. Кстати, слово карантин произошло от итальянского слова quaranta — сорок; то есть в древние времена судно, прибывшее из неблагополучных в плане болезней мест заставляли сорок дней стоять на рейде без каких-либо контактов с берегом. Если за это время моряки на судне не заболевали, значит заразы никакой судно не привезло, и можно разрешать сход на берег.
— Многие в детстве мечтают быть космонавтами, летчиками, пожарными — а ты в детстве мечтал стать судовым агентом?
— Нет, я тогда вообще не знал о существовании такой профессии; впервые с ней столкнулся, когда начал плавать — перед тем как стать агентом я десять лет проплавал в качестве начальника радиостанции. В портах захода агент первым прибывал на судно, и я видел, что он общается с капитаном, что от него очень многое зависит; он, как добрый волшебник, доставлял все, о чем мы просили — снабжение, припасы; а мы чувствовали себя чужаками в незнакомой стране, без знания языка и местных обычаев.
— Наверное, уже тогда романтический образ  агента сформировался в твоем воображении. По прошествии лет скажи, пожалуйста, каким в твоем представлении должен быть истинный агент?
— На одном судне видел такую юмористическую картинку — на ней изображен агент, он с головы до ног обвешан телефонами, факсами, карандашами, станциями связи; за ним даже тележка волочится, нагруженная какими-то папками, рациями и прочими гаджетами. Ну а если серьезно, то агент должен уметь все на свете, владеть современными информационными технологиями, иметь хорошие отношения с портовыми властями… Если честно, то я бы не хотел быть идеальным агентом, потому, что тогда на личную жизнь времени просто не останется!
— А когда появились судовые агенты у нас в стране?
— Я думаю, очень давно, еще в царские времена. Есть пароход — есть агент! В советские времена было государственное агентство «Инфлот», потом появился целый сонм частных агентств.
— Почему же в таком случае широкая публика в массе своей ничего не знает о работе агента?
— Потому, что не так много у нас в стране портов, да и в самом порту, даже таком большом, как наш, от силы человек сто агентов, которые непосредственно бегают по судам, а всего занятых в агентировании — человек триста. Людям непосвященным кажется, что судно приходит, швартуется, начинает погрузку или выгрузку —  и все происходит как бы само собой. Правда сейчас, благодаря фильмам и СМИ, люди узнали, что помимо докеров на судно еще приходят таможенники и пограничники, и что и от них также зависит очень многое — но как все это происходит и кто все это организовывает — никто не знает! А оказывается, есть такой волшебный персонаж, как агент, который все это делает.
— Отличается ли работа агента у нас от работы агентов в других странах?
— По сути своей, я думаю, что нет; но есть нюансы, связанные с тем, что в каждом государстве и каждом порту действуют свои портовые правила и обычаи, которые прежде всего должен досконально знать и учитывать в своей работе агент. А смысл ее во всех портах один — обеспечить успешный заход судна в порт, выполнение операций в порту, и такой же успешный выход из порта в рейс без каких-либо задержек.
— Что самое трудное в работе агента?
— Я бы сказал — непредсказуемость нашей работы. Отправляясь на судно, никогда не знаешь, будешь ли ты сегодня ночевать дома, или придется пробегать всю ночь или весь день, решая какие-либо неожиданно возникшие проблемы. Например, не разрешают грузить или выгружать груз из-за отсутствия  каких-либо бумажек; проверка портового контроля обнаружила недочеты в оборудовании или снабжении судна, которые нужно устранить до выхода в рейс; кто-то из моряков потерял паспорт или попал на берегу в неприятную историю — решать все приходится агенту, и, как правило все это приходится делать в спешке, на бегу; время всегда лимитировано.
Чтобы создать у читателя представление о том, что такое портовые власти, насколько они неповоротливые, насколько бывает трудно порой добиться решения простейшей на первый взгляд задачи, могу привести пример: имеется кранец — это большая плавучая резиновая сарделька, которая смягчает удары судна о причал;  и вот эту сардельку нужно было перетащить с одного причала на другой с помощью буксира. Так вот оказалось, что для этого нужно написать официальные письма чуть ли не во все инстанции в порту, начиная от таможни и пограничников, и заканчивая диспетчерами портовых районов, и даже после этого получить разрешение на то, чтобы протащить этот несчастный кранец на сто метров, оказалось крайне нелегко; на это ушел целый день беготни по инстанциям. И все лишь потому, что ни один чиновник в этой длинной цепочке не хотел брать на себя малейшую ответственность за что бы то ни было, и норовил переложить ее на других, и в итоге дошло до того, что решение пришлось принимать лично капитану порта. Можете себе представить — крупнейший порт на юге России с многомиллионным грузооборотом, и в этом порту невозможно без личного вмешательства капитана порта перетащить с места на место кранец!
— Звучит не очень-то заманчиво… Что же тебе нравится в этой работе?
— Это очень интересная работа, прежде всего потому, что постоянно приходится общаться с новыми людьми, с иностранцами, с экипажами и капитанами судов. В мои обязанности входит делать что-то полезное для этих людей, и часто, когда действительно удается помочь, решить какую-то проблему, хорошо организовать работу, в ответ получаешь искреннюю человеческую благодарность, и это приносит мне истинное удовлетворение. Да и забавные случаи часто бывают — ведь экипажи судов — как правило разношерстный народ, у каждого свои «тараканы в голове».
Чтобы это проиллюстрировать, я привожу историю, рассказанную морским агентом по имени Денис:
— Позвонил мне как-то один греческий капитан, и говорит, что у члена экипажа, филиппинца, какая-то проблема с глазом, его нужно срочно снять с судна и отвезти к доктору. В больнице после осмотра врач отозвал меня в сторонку и сказал, что впервые в своей врачебной практике он встретился со столь удивительным случаем: проблема, как выяснилось, была вовсе не с глазом, а как раз наоборот — в заднем проходе у филиппинца застрял рыболовный крючок! И с этим крючком он проходил где-то около месяца! Капитану пожаловался только тогда, когда боль стала нестерпимой, и стала повышаться температура; при этом об истинной причине недомогания капитану сказать побоялся или постеснялся… В итоге врач крючок извлек, обработал ранку и прописал больному стационар — у него там нагноение пошло, инфекция… Капитан меня потом спросил: «А он тебе не признался, откуда взялся крючок ?». Но филиппинец никому этого не рассказал, даже врачу; и меня просил ничего не рассказывать капитану, даже денег за это предлагал… Но я, как истинный агент, на такое пойти не мог, тем более, что речь шла о его собственном здоровье — надо было списывать парня на берег для лечения.
Бывают и не такие веселые истории. Рассказывает Сергей:
— Агентировал я однажды пароход, который грузил зерно. Там была смена экипажа, приехало два человека из Украины, и оказалось, что с одним из них мы когда-то вместе плавали.
На это судно приезжал супер-карго из Пакистана, шебутной такой дядька, вечно в Сименс-Клабе пропадал, мне его приходилось оттуда чуть ли не силой вытаскивать. И вот судно ушло в рейс, а недели через две мне звонит этот пакистанец и говорит: «А ты знаешь, что наш  пароход утонул в Южно-Китайском море?. Спаслось всего два человека, остальных так и не нашли…». А я за время стоянки со всем экипажем успел познакомиться, вижу их перед глазами, и не могу поверить, что их всех уже нет…
Чтобы отвлечь Сергея от мрачных воспоминаний, задаю последний вопрос:
— Современные молодые люди, которые заканчивают нашу Морскую Академию, все больше предпочитают искать себе работу на берегу. Стоит ли им идти в агенты?
— Эта работа подойдет далеко не всем. Задумчивый, вялый, малоподвижный человек не сможет быть агентом. Нужен острый ум, реакция, коммуникабельность, готовность бегать, высунув язык, сутки напролет. Если человек готов в любой момент дня и ночи отрываться от семьи, вскакивать из-за праздничного стола и нестись решать невесть откуда взявшиеся проблемы — тогда, как говорится у нас, агентов — вэлкам!

Добавить комментарий


*