Меню

Персональный сайт Александра Кузнецова

Средиземка для начинающих (Журнал «Мир Подводной Охоты» №1 2006).

С самого детства при виде цветных картинок, на которых изображено далекое море, пляжи, скалы, омываемые прозрачной водой, у меня возникало только одно желание – понырять там, посмотреть, что таится под поверхностью этих незнакомых вод, и чем экзотичнее выглядела картинка, тем более удивительные картины подводного мира рисовало мое воображение. Увлечение подводной охотой добавляло дополнительную интригу — я представлял себе встречи с удивительными огромными рыбами, охоту среди подводных джунглей, густых, диких и ярких. Эти мечты были из разряда самых несбыточных, почти как слетать в космос. Детство прошло, наступила взрослая жизнь, и у детских мечтаний появился шанс воплотиться в жизнь. Родное Черное море стало слишком тесным… Конечно, очень хотелось занырнуть в какое-то уж совсем экзотическое море, с кораллами, акулами и причудливыми рыбами, но ждать накопления необходимой для такой поездки суммы денег пришлось бы еще какое-то время, а ехать хотелось как можно скорее — поэтому было ясно, что покорение незнакомых морей лучше всего начать со Средиземки, которая почти под боком. Сыграли свою роль и рассказы Александра Уткина об охоте в Турции. Короче, идея витала в воздухе…
Сырым февральским вечером я обнаружил в интернете информацию об акции Аэрофлота. Тариф Москва – Анталия – Москва – сто американских денег ! Наверное, это была судьба, потому что этим же вечером позвонил друг и коллега по увлечению Костя Буйнов и спросил, как я смотрю на то, чтобы в марте – апреле слетать на недельку поохотиться в Турции – не сезон, цены будут ниже, а вода уже прогреется до приемлемой температуры. Появился и третий член команды – Сергей Иващенко. Моя добытая в пучинах интернета информация оказалась очень кстати, колесо завертелось, эфемерная идея начала обретать реальные черты. Началось планирование – процесс не менее приятный, чем сама поездка.

Стояла задача по возможности сразу приехать и поселиться в месте с правильным рельефом, чтобы побыстрее занырнуть в вожделенные незнакомые воды, а затем совершать вылазки по окрестностям на машине и на лодке. Интернет был вывернут на изнанку, в результате чего стало ясно, что побережье в районе Анталии не везде подходит для наших целей – на восток тянутся песчаные или галечные пляжи, на западе вблизи Анталии ситуация похожая, однако чем дальше на запад, тем более скалистым становится рельеф, и где-то в районе Кемера начинаются подходящие места. Но самую удачную находку сделал Костя – на сайте одного из турецких дайвинг-клубов он откопал информацию о городе Каш. Он расположен в 200 километрах на запад от Анталии, побережье в этом районе состоит преимущественно из вулканической породы, много выдающихся в море скалистых мысов и островов – короче, то, что нам и нужно.

Поскольку к этому моменту участников концессии было уже шестеро – наши жены, несмотря на уверения, что им будет скучно в этой исключительно охотничьей поездке, захотели ехать с нами — весьма кстати оказалась найденная Костей при помощи интернета вилла в Каше, где предлагалось за весьма приемлемую цену (которая в процессе предварительной переписки с хозяевами была еще уменьшена процентов на двадцать) размещение в апартаментах с тремя спальнями и кухней. Кухня – это было очень кстати, ведь нам нужно будет где-то жарить добытую рыбу ! Было совершенно очевидно, что всю подстреленную нами рыбу мы не сможем съесть даже при помощи жен, поэтому излишки рыбы было решено продавать в местные ресторанчики. Не знаю, откуда взялась такая уверенность в том, что рыбы будет очень много – наверное, в тот момент ход рассуждений был таким – раз в нашем «малорыбном» Черном море нам удается добывать рыбу в достаточных количествах, то уж в Средиземке мы развернемся ! Тем более, что снаряжение у всех троих было грамотное, морское – охотничьи гидрокостюмы 7 мм, арбалеты Beuchat 100 и 90 см, оснащенные катушками с кевларовым линем, ласты Sporasub H.Dessault, фонари. Также были закуплены запасные и кольцевые тяги и гарпуны.
Подготовка шла полным ходом. Планирование перешло в фазу активных действий — были куплены билеты, забронировано жилье, с хозяевами виллы договорились насчет трансфера из Анталии. Когда вся эта суета закончилась, у всех было только одно желание – ехать прямо сейчас. Но до поездки оставалось еще более двух месяцев. Таковы минусы покупки билетов по различным спецакциям – не возьмешь заблаговременно — будет поздно ! Потянулись дождливые и ветреные зимние, а потом весенние дни. Нашим планам разныряться перед поездкой не суждено было воплотиться в жизнь – море штормило почти до самого отъезда, «норд-осты» сменялись «южаками», в короткие промежутки удалось пару раз вырваться на нырялку, но этого было явно недостаточно, чтобы подготовиться к тем условиям, с которыми нам предстояло столкнуться. Но не будем забегать вперед.

Мы продолжали сбор информации о средиземноморском побережье Турции. Прежде всего интересовало два вопроса:
— виды рыб, которых можно там подстрелить, их повадки, особенности охоты
— ситуация с запретом на подводную охоту в Турции.
Погружения во всемирную паутину, а также опросы людей, побывавших в тех краях, принесли море противоречивой информации (огромное спасибо Александру Уткину – только его сведения впоследствии оказались на 100 процентов достоверными). Итак, что касается рыбы, мы уяснили, что основными объектами охоты являются груперы, дентичи и, если повезет, риччолы. Тактика охоты – залежка на глубинах от 10 метров. У берега крутится кефаль, иногда довольно крупная – до 2-х килограмм, но взрослые пацаны с ней не заморачиваются – не для того ехали в такую даль ! Мелькала информация о том, что в следствии неразвитости подводной охоты в Турции, рыбы там значительно больше, чем у средиземноморских берегов европейских стран, где рыба уже основательно выбита – на этот факт мы возлагали большие надежды, и, конечно, каждый прежде всего мечтал не столько о количестве рыбы, сколько о возможности подстрелить крупный трофей.
Что касается запрета на охоту – все рассказы наших соотечественников, которым довелось охотиться в Турции, вселяли оптимизм. Их краткое резюме таково: были, охотились без проблем, вроде слышали про какой-то запрет, но он всем «по-барабану», с туристов все пылинки сдувают, полиции днем с огнем не найдешь, когда она нужна — будут они еще охотников ловить !… Сразу скажу, что это оказалось полной чушью – наша расслабленность в этом вопросе стоила нам одного дня прекрасной нырялки, и, весьма вероятно, возможности подстрелить достойный трофей…

И вот наступил день вылета. Пришел момент, который я очень люблю – погружение в мир международных аэропортов и больших самолетов. На электронных табло светятся названия далеких городов, ты абсолютно свободен, выдернут из привычной и надоевшей системы координат и движешься навстречу восхитительной неизвестности, новым впечатлениям, новым и невиданным странам… Эх, да что говорить ! Как и увлечение подводной охотой, страсть к путешествиям – такое же неизлечимое заболевание !

Анталия. Яркое солнце и уже выгоревшая трава – это в конце-то апреля ! Морской бриз треплет развешанные повсюду в честь Дня Национальной Независимости государственные флаги. Пальмы, минареты, суета большого города… Как и договаривались, нас встречает сын хозяина виллы Эрдем. Знакомимся, грузимся в новый «Фольксваген Транспортер» и стартуем. По дороге как бы невзначай интересуемся, можно ли заниматься подводной охотой. Ответ звучит примерно так – «нельзя, но если осторожно, то можно». Пытаемся выяснить, можно ли приобрести лицензию, чтобы стало можно, но этого Эрдем не знает. Тем временем микроавтобус быстро выбирается из лабиринта городских улиц, наконец мы видим море. Все с тревогой приникают к окнам – как там прозрачность ?

Сила привычки – с этим здесь полный порядок. Море очень синее, цвет его отличается от цвета Черного моря, там больше серых и зеленых тонов. Наш путь лежит вдоль береговой линии, впереди – огромные и причудливые горы.
Вблизи Анталии побережье представляет собой длинные галечные пляжи, прорезанные каменистыми мысами. По мере приближения к горам прибрежный ландшафт становится более скалистым, цвет воды также меняется, в нем больше синевы. Потом дорога сворачивает и часть пути пролегает по ту сторону гор – моря мы не видим и разглядываем турецкие деревушки и «помидорные города», да что там города – это целая помидорная страна ! Когда мы начали спускаться в долину, которая в свете заходящего солнца вся сверкала, как огромное озеро, Эрдем объяснил нам, что это теплицы, в которых круглый год выращивают помидоры. Дорога опять вышла к морю и ландшафт береговой черты стал иным – пляжи попадались все реже, и на подступах к Кашу берег уже представлял собой скалистый обрыв, лишь изредка прорезанный ущельями с маленькими пляжиками, к которым далеко не всегда можно спуститься. В общем, мы были довольны – именно такое место мы и искали. Глядя на огромные глыбы и гроты, все представляли себе, какие монстры там живут, непуганые групперы, и прочие неведомые пока что рыбы.

Каш оказался очень живописным городком, расположившимся у подножия гор на берегу бухты, изрезанной длинными вулканическими мысами. В нескольких милях в море высился греческий остров – впоследствии мы даже подумывали, а не смотаться ли туда понырять, ведь в Греции нет запрета на подводную охоту…
Приехав и разместившись на вилле, обговариваем с Эрдемом планы на завтра. Как и все местные жители, он не может сказать нам толком, можно ли охотиться или нет, но тем не менее рекомендует нам «не светиться», посему решаем, что он отвезет нас подальше от города на безлюдный пляж, окруженный скалами. На следующее утро распаковываем снаряжение, ставим катушки на ружья, проверяем привязку гарпунов и, наконец стартуем. Полчаса езды по извилистому серпантину, и мы на месте. Все как и описал Эрдем – скалы, небольшой галечный пляж, людей нет. Быстро сносим вниз снаряжение, складываем его за большими валунами, чтобы не видно было из проезжающих по шоссе в сторону Калкана машин, там же и переодеваемся. Близится момент, ради которого все и затевалось. Что касается меня – вся цель поездки сосредоточена в одном мгновении – ты поправляешь на лице маску, отталкиваешься от дна – и вот ты уже скользишь в бело-голубой невероятно прозрачной воде Средиземного моря.

Покрытое крупной белой галькой дно довольно резко уходит на глубину около десяти метров. Там и сям лежат средних размеров валуны, вокруг которых крутится какая-то мелочь. Ко мне подплывает Эрдем – он тоже облачился в потертый дайверский гидрокостюм и вооружился коротким арбалетом местного производства – и показывает пальцем в сторону одного из валунов, явно пытаясь дать мне понять, что там есть нечто, достойное нырка. Но я ничего, кроме мальков, там не вижу; тем не менее ныряю… И тут начинаю понимать одну из особенностей охоты в очень прозрачной воде – средних размеров валун, по мере приближения к нему, оказывается большой скалой, а мальки вырастают, принимая более-менее зачетные очертания. Да и глубина больше, чем казалось с поверхности… Нахожу рыбу, на которую указывал Эрдем – сантиметров двадцать в длину, покрыта крупной темной чешуей, что-то типа маленького групера – она крутится у камня и не пытается удрать, и поэтому оказывается на гарпуне… Эрдем показывает OK’ – значит, я правильно его понял.

Потом мы узнали, что местное название этой рыбки — «эскароз», и она является основным объектом промысла местных охотников-любителей. Как трофей эта рыба, конечно, мало привлекательна из-за своих скромных размеров (самый большой, подстреленный Сергеем Иващенко эскароз, весил около килограмма), зато на вкус – просто великолепна.
В этот день ныряли в основном «под стенкой», там глубина была около десяти метров – глубже в первый раз после зимы лезть было тяжело, а мельче мест не было… Попадались стайки эскарозов, каракозов и других некрупных рыбешек в скальных трещинах и гротах — «в научных целях» мы стреляли все более-менее крупные экземпляры. Также довольно часто попадалась рыба, напоминающая нашего черноморского саргана, которого кто-то сильно расплющил со спины. «В профиль» эта рыба казалась тонкой, как игла, зато если смотреть на нее сверху, выглядела довольно толстой
Трофейных экземпляров никто даже не видел. Поскольку глубин менее десяти метров просто не было – и влево, и вправо от пляжа прибрежные скалы круто обрывались в море – после долгой зимы разныриваться было тяжело, и о нормальной глубоководной охоте пока речи быть не могло.
Мы с Костей вернулись почти одновременно. Через некоторое время приплыл Серега, таща на кукане, кроме мелочевки, типа нашей с Костей, двух очень крупных – сантиметров по семьдесят — «сарганов». Вся рыба была предъявлена на опознание Эрдему, на что он заметил, что вся рыба, водящаяся в море в этом регионе, вполне съедобна. Небольшие сомнения у него вызвали «сарганы», которых ему есть не приходилось.
День закончили замечательно, как и положено истинным охотникам – ужином из свежеподстреленной рыбы.

Теперь я расскажу о том, как мы познакомились с местной полицией.
Вся эта обстановка курортного местечка, всеобщая благожелательность, весьма туманное и неопределенное представление местных жителей о грозящих подводным охотникам со стороны местных властей опасностям, подействовала на нас расслабляющее. Поэтому, при планировании выхода в море на боте, вопросы «конспирации» не учитывались нами абсолютно. Эрдем познакомил нас со своим другом, владельцем прогулочного бота, который взялся свозить нас на охоту. У друга было забавное имя Ибо, и, по словам Эрдема, он являлся кем-то вроде местного авторитета, которого все боятся и уважают, и который знает побережье, как свои пять пальцев. Он оказался загорелым пареньком лет двадцати пяти. С пальцами у него было все в порядке – загибались они весьма неслабо. На ломаном английском он объяснил нам, что это его город, где он может все; обведя широким жестом синие просторы, он объявил, что это его море, где для него нет никаких преград. Ободренные таким началом, мы, на виду у всего городка, прямо на центральной набережной, погрузили снаряжение на бот и вышли в море. Все приметы и знамения предрекали неудачу. Во-первых, неизвестно почему, всю дорогу от виллы до порта мы вспоминали случаи каких-либо «косяков», происшедших на охоте с нами самими или с нашими знакомыми. Но самое главное – при попытке поднять якорь он зацепился и не пошел. Все мало-мальски связанные с морем люди знают, что эта примета никогда не обманывает.
Тем не менее мы вышли из гавани. Наш отважный капитан, вместо того, чтобы отвезти нас в какую-либо укромную бухту подальше от города, направил свой корабль к оконечности далеко выдающегося в море скалистого мыса, сообщив нам, что это место изобилует груперами.

Облачаемся в костюмы и падаем в воду. У подножия скал глубина восемь метров, потом резкий свал метров на семнадцать, дальше дно уходит в глубину более полого. Вода до того прозрачная, что кажется, что висишь в воздухе.
Начинаем исследовать свал. Дно каменистое, причем камни, судя по их форме, имеют вулканическое происхождение. Весь этот мыс – просто застывший поток лавы, растрескавшийся и кое-где осыпавшийся в результате землетрясений.
Поначалу мы видим тех же рыб, что и на прошлых нырялках с берега – то есть эскарозов и некрупных зубарей. Потом, на одном из нырков замечаю серебристую пелагическую рыбу, на вид в ней около трех килограмм, очертания тела и серповидный хвостовой плавник недвусмысленно говорят о том, что это скоростной обитатель «голубой воды», голова скошена вниз, как у дорады. Она держит дистанцию около шести метров, ближе не подходит – вот когда я пожалел, что не установил вторую тягу – можно было бы попытаться ! Лежу, не двигаясь, сколько могу, потом всплываю. Рыба растворяется в толще воды.
Внезапно слышу звук лодочного мотора – метрах в двухста движется красный «зодиак», в нем люди в спасжилетах. Полиция, рыбаки, туристы ? Поскольку мы в чужих водах, где охота под запретом, несмотря на всю эйфорию, решаю проявить осторожность, и, стараясь не делать резких движений, плавно ухожу под прикрытие скал. «Зодиак» скрылся из виду, и я продолжаю исследование свала. Вдруг с поверхности замечаю, как некое пузатое существо, покрытое мраморными пятнами, неуклюже и суетливо перебирается из одной расщелины в другую. Сердце радостно забилось – нет сомнений, что это групер, на вид килограмм на пять. Ныряю и обследую расщелину – она узкая и глубокая, в ней несколько разветвляющихся трещин. Уже на исходе нырка замечаю движение плавников в одной из самых дальних щелей. Решаю продышаться, и со следующего нырка, разглядев получше положение рыбы, стрелять наверняка – деваться оттуда груперу некуда. Но, едва вынырнув на поверхность, замечаю, что ко мне полным ходом приближается наш бот, с борта которого мне, отчаянно жестикулируя, что-то кричат Костя, Серега и оба турка.
— Вылезай, нас поймали ! – кричит Костя с борта. Вот блин ! Мелькает мысль о том, что могут забрать снаряжение – жалко, конечно, но мы знали, на что шли…
Поднявшись на борт, узнаю подробности – тот красный «зодиак», от которого я успешно спрятался, оказался полицейским катером. Полицейские приказали всем подняться на борт нашего бота и следовать в порт, «зодиак» сопровождает нас – теперь я отчетливо вижу людей в униформе. В голове куча вопросов, но ни у кого нет на них ответов. Как они нас вычислили ? Визуально, с берега определить, что со стоящего у дальней оконечности мыса бота высадились ныряльщики, ввиду большого расстояния невозможно – порт еле виден на горизонте ! Поблизости не было никаких лодок, на мысу тоже было безлюдно. Полиция явно шла именно к нам, заранее зная, чем мы занимаемся.
Турки бледны и испуганы, что будет дальше – они не знают и заметно нервничают.
Входим в гавань и швартуемся. Через некоторое время на борт поднимается чиновник, который довольно долго по-турецки что-то говорит нашему капитану, тот лишь понуро кивает… Потом он уходит. Ибо объясняет нам, что нас задержала береговая охрана, что чиновник сказал, что подводная охота без лицензии запрещена, за это полагается штраф, также возможна конфискация снаряжения. По словам Ибо, лишь его неимоверная крутизна уберегла нас от этих напастей. «Мы пьем пиво в одних и тех же барах, ходим по одним улицам и он побоялся, что я отомщу ему, подкараулю в темном переулке» — гордо врет он. Мы же понимаем, что просто связались с человеком, который по глупости своей поставил нас в дурацкое положение, и что отпустили нас просто в силу лояльности турецкой полиции к туристам…

Эрдем выглядит сильно расстроенным, он предлагает немедленно отправиться выяснять, где можно получить лицензию. Мы едем в местное подразделение Forest, Agriculture and Village Affairs Ministry – по-русски это звучит довольно странно, что-то вроде Министерства по Делам Сельскохозяйственных, Лесных и Деревенских Угодий. По-турецки — TARIM, ORMAN VE KOY ISLERI BAKANLIGI. Там была получена следующая информация (не буду ручаться в ее достоверности и правильной трактовке, вполне возможно, что обратись мы к другому чиновнику или в другое учреждение, ответ был бы каким-либо еще) – лицензия на право заниматься подводной охотой иностранцам не выдается. Она выдается туристическим агентствам и местным жителям, причем запрос отправляют в Анталию, и ответа надо ждать несколько недель. Забегая вперед, скажу, что в оставшиеся дни, гуляя по городку, я обошел практически все местные турагентства, специализирующиеся на дайвинге, беседовал с их хозяевами и менеджерами, и в итоге у меня сложилось некое представление о ситуации с подводной охотой. Итак – без лицензии заниматься подводной охотой нельзя, но специальных органов, контролирующих этот запрет, не существует; рейдов по вылову охотников не проводится. Береговая охрана выезжает, только зная наверняка, где есть нарушители. А «закладывают» подводных охотников владельцы и работники дайвинг-клубов, для которых каждая лишняя рыбка на дайвинг-сайте – хлеб насущный. Они же «стимулируют» береговую охрану заниматься этим, не совсем профильным для нее делом — ведь турист для местных властей – это святое, и с пойманных нарушителей мзду, как правило, не берут. Все вышесказанное — не плод моих фантазий, информацию сообщили мне люди в дайвинг-клубах, которых удалось вызвать на откровенный разговор.
В тот день с ружьями плавать больше не хотелось – за каждым камнем мерещился полицейский. Но сидеть на вилле тоже было неохота, все настроились на нырялку – а посему, взяв бокс с камерой, отправились заниматься фридайвингом и видеосъемкой друг друга и подводных обитателей. Все-таки это оказалось здорово – нырять без всякой цели, просто стараясь забраться как можно глубже в «голубую бездну», кувыркаться и дурачиться в толще кристально чистой воды… В общем, день все равно прошел замечательно, удалось снять неплохие кадры.

Всего мы пробыли в Каше шесть дней – ничтожно мало, чтобы хотя бы разныряться после зимы, не говоря уже об изучении повадок и мест обитания местных рыб. В последующие после нашего задержания полицией дни – а их до отъезда оставалось совсем немного — мы продолжали охотиться, правда уже с соблюдением всех необходимых предосторожностей – Эрдем отвозил нас на микроавтобусе подальше за город, мы выбирали безлюдный участок берега и, применяя навыки скалолазания, спускались к воде. Плавать старались под прикрытием скал и обрывов, благо тамошние места ими изобилуют.
Тем не менее, несмотря на то, что мы выбирали наиболее дикие и труднодоступные с берега места, ничего достойного подстрелить не удалось. Мы исправно снабжали «камбуз» вкусными эскарозами и каракозами, «которые на ура» уходили на устраиваемых по вечерам в саду барбекю с нашими турецкими хозяевами… Ныряние в удивительно, непривычно прозрачной воде, причудливый рельеф дна – гигантские глыбы, скалы, трещины, гроты – все это доставляло огромное удовольствие, но основная цель поездки не была достигнута – трофейной, да и просто крупной, даже по черноморским меркам рыбы подстрелить не удалось. Надеюсь, что анализ причин, почему так вышло, поможет тем, кто собирается вылезти из родного болота с целью настрелять трофейных рыб в неизвестных морях-океанах.
Итак, фактор первый – время. Недостаток времени не даст разныряться как следует, поэтому дикие груперы и прочие монстры, обитающие глубоко, останутся для вас недостижимой мечтой.
Фактор второй тесно связан с первым. Это – знание местных условий. Если времени предостаточно, можно заняться самостоятельным исследованием мест обитания и повадок рыб. Лично я в следующий раз постараюсь через Интернет связаться с местными охотниками и договориться о совместной нырялке. Охотники любят Интернет – ведь он предоставляет такой простор для их охотничьих баек… Не удастся найти охотников – искать на месте рыбаков. Это – девяносто процентов успеха, особенно в условиях ограниченного времени.
Если же не удалось найти людей, способных показать вам места и рассказать о повадках рыб и способах охоты, остается только одно – брать лодку и уходить для охоты в наиболее удаленные от цивилизации места – там шансы встретить достойный трофей максимальны. Не зная местности, не стоит тратить время на нырялку с берега – не те сейчас времена… Рыбу у берегов уже выловили и съели… За все время нашего вояжа мы только раз видели и имели возможность подстрелить груперов – в районе удаленного от берега скалистого мыса, куда можно добраться только на лодке – если бы не полиция, возможно, в этой статье было бы чем похвастать…

Не могу не рассказать об одном эпизоде, который отчасти компенсировал ту неудачную охоту. В последний перед отъездом день я решил произвести обзорную видеосъемку подводного мира в районе близлежащего пляжа. Пляж был зажат с двух сторон гигантскими утесами, на дне были валуны, дно местами круто уходило в бездну… Я не надеялся на встречу с какими-либо особенными рыбами, намереваясь просто запечатлеть на память то, что мы наблюдали все эти дни – прекрасные подводные пейзажи и различных некрупных обитателей прибрежной полосы. Но в этот день удача решила мне улыбнуться. Сначала, переплывая от одной группы утесов к другой, я наткнулся на морскую черепаху. Несмотря на то, что она не хотела позировать и принялась удирать, развив неожиданно большую скорость, мне удалось снять несколько неплохих кадров. Незадолго до этого дня Тевфик, хозяин виллы, сказал мне, что встреча с черепахой предвещает удачу. Когда я доплыл до утесов, прямо от края которых начинался резкий свал на большую глубину, во время нырка прямо на меня из толщи воды выскочила стая тунцов. Не очень крупные, килограмма по два-три. Видимо, их привлек серебристый блеск бокса для видеокамеры, сделанного из нержавейки… Они не стремились сразу уйти, видя, что я не представляю для них опасности. Раз пять или шесть я нырял, опускаясь прямо в их стаю, которая сначала отскакивала в сторону, сгруппировывалась, возвращалась и, как на параде, проходила строем прямо перед камерой. Я испытывал какие-то незнакомые и очень приятные чувства, что-то вроде чувства товарищества с этими рыбами. Я был не враг им, и они это видели, без опаски подходя вплотную и давая себя снимать… Как никогда, я ощущал себя частью моря, его обитателем, принятым в семью его другими его жителями… Я нисколько не жалел, что со мной не оказалось ружья. Один выстрел – и эта идиллия бы исчезла, оставив взамен лишь жалкое, истерзанное тело убитой рыбы, которую бы тупо съели за ужином – и все ! Не было бы кадров, которые я могу пересматривать вновь и вновь, не было бы этого удивительного нового чувства.
Этот эпизод, конечно, не заставил меня отказаться от подводной охоты и посвятить себя целиком и полностью подводным съемкам. В море, как и в остальном мире, как это ни печально, все друг друга едят… И охотник – лишь один из видов морских хищников, причем далеко не самый прожорливый. Но я понял, что есть занятие, способное по остроте ощущений конкурировать с подводной охотой.
В общем, домой все возвращались, если можно так выразиться, «почти счастливые», нисколько не жалея ни о чем, и втайне надеясь вернуться, несмотря ни на что. Несмотря на все запреты и разочарования. И даже несмотря на главную причину, которая может этому помешать – огромное количество мест на «шарике», где мы еще не были и где так хочется понырять !
Для тех же, кого интересует подводная охота в Турции, в качестве компенсации за малую информативность этой статьи в плане того, какую рыбу там можно подстрелить, предлагаю взглянуть на фотографии из турецкого журнала о подводной охоте, и убедиться, что подстрелить там достойный трофей – лишь вопрос вашего мастерства !

Добавить комментарий


*