Меню

Персональный сайт Александра Кузнецова

Пираты Сомали как фактор мировой экономики. (Журнал «Первый» №6, 2010)

Совсем недавно пираты казались скорее мифологическими персонажами, не имеющим ничего общего с современной реальностью — к огромному сожалению романтичных мальчишек. Они жили в пожелтевших детских книжках, отважно взбирались по вантам, хриплыми от рома голосами орали «На абордаж!» и распевали песни про сундук мертвеца. Большинство людей было уверено, что понятие пиратства осталось в далеком прошлом; правда бывалые моряки могли рассказать о пиратах Малаккского пролива, но так как очевидцев было днем с огнем не сыскать, эти истории больше напоминали морские байки. Все сходились в одном — в современном мире, с его вооружениями, скоростями и средствами коммуникаций пиратство, как угроза мировому судоходству, существовать не может. Но с начала нового тысячелетия в сводках мировых информагентств все чаще стали появляться сообщения о неких «сомалийских пиратах», захватывающих суда в Аденском заливе. Люди недоумевали… Фотографии пиратов лишь усиливали недоумение — эти бомжеватого вида темнокожие парни совсем не походили на бравых морских разбойников, и если бы не старые АК-47 и обшарпанные гранатометы — непременный антураж любой фото-сессии — их вполне можно было принять за обитателей помойки. Тем не менее, мировая общественность ничего не могла с этим поделать, и случаев нападения на суда становилось все больше; появились сообщения о захватах крупнотоннажных танкеров… Сейчас сомалийские пираты являются одним из основных новостных трендов, наряду с терроризмом, мировым финансовым кризисом и техногенными катастрофами. Несмотря на то, что Аденский залив патрулируют корабли коалиции военно-морских сил шестнадцати стран, они продолжают с завидным постоянством захватывать суда практически любого тоннажа и получать за их освобождение баснословные выкупы, исчисляющиеся миллионами долларов.

***

Что мы знаем про Сомали? Это одна из беднейших стран Африки и одна из самых «горячих» точек планеты. Пожалуй, корни проблем этого государства, как и многих подобных ему африканских «зон нестабильности» кроются в том, что оно возникло в результате колониального передела, который не учитывал клановую структуру местных племен. В итоге то, что считается государством, на самом деле является просто территорией, разделенной непримиримыми клановыми противоречиями на три условные части — север страны контролирует непризнанное государство Сомалиленд, юг и юго-запад находятся под контролем формирований моджахедов исламистских движений «Аш-Шабааб» и «Хизб-уль-Ислаами», а единственная легитимная с точки зрения мирового сообщества власть — Переходное Федеральное Правительство Сомали — реально контролирует лишь столицу Могадишо. Кроме этого, есть еще множество более мелких сепаратистских группировок, претендующих на контроль над частью территории, и нет такой силы, которая бы могла заставить «непримиримых друзей» договориться между собой и навести порядок в собственной стране, которая сравнительно недавно была единым целым.

В 1960 году в результате обретения независимости произошло объединение двух бывших колоний: Итальянского Сомали и Британского Сомали (Сомалиленда). Начиналось все довольно неплохо — первый президент Аден Абдула Осман Даар сумел установить дипломатические отношения с СССР, и с 1961 года страна стала получать ощутимую советскую помощь в развитии сельского хозяйства и пищевой промышленности, строительстве водохранилища, морского порта, проведении геолого-поисковых работ на олово и свинец, бурении скважин на воду. Дальше — лучше: в 1969 году к власти пришел генерал Мохаммед Сиад Барре, объявивший курс на строительство социализма с исламской спецификой, что сделало сомалийцев нашими лучшими друзьями; 1970-1977 годах Сомали получила значительную советскую военную и экономическую помощь, советский флот получил в свое распоряжение базу в Бербере. Но видно успехи вскружили голову местной элите, и в 1977 году руководство страны начало проводить политику создания Великого Сомали, целью которого было отторжение территорий, населенных сомалийскими племенами, у соседних государств. Первой под удар попала Эфиопия, которая в то время также была другом СССР, поэтому советскому руководству пришлось выбирать, чью сторону принять, и «тендер» выиграла Эфиопия. После такого поворота событий шансов на победу у сомалийцев не осталось — эфиопская армия при массированных поставках советского вооружения и поддержке кубинских добровольцев стерла их в порошок. Настали плохие времена, ознаменовавшиеся упадком во всех областях жизни страны. Кризис обострил противоречия внутри страны, начались волнения и повстанческие войны, и в 1991 году президент Мохаммед Сиад Барре был свергнут. Страна погрузилась в полный хаос и распалась на множество кусков, контролируемых полевыми командирами. В 1991-1992 годах из-за социальных потрясений в стране разразился голод, унесший жизни около 300 тысяч человек. Нельзя сказать, что все это время мировое сообществе равнодушно взирало на проблемы Сомали. Но гуманитарная помощь захватывалась вооруженными группировками, и в 1992 году по инициативе ООН в рамках операции «Возрождение надежды» в страну были введены миротворческие силы, призванные обеспечить охрану представителей организаций, распределявших продовольствие и медикаменты. К сожалению, миротворческие силы не смогли сохранить нейтралитет и втянулись во внутрисомалийские разборки, что в итоге привело к одному из самых позорных событий в истории США: 3 октября 1993 года в засаду попало подразделение американского спецназа; погибли 18 американских солдат и были сбиты два вертолёта. Трупы американских солдат, привязанные к грузовикам, волоком таскали по улицам Могадишо и охотно демонстрировали репортерам; эти кадры так шокировали американскую общественность, почуявшую новый Вьетнам, что войска США ушли из страны, а в 1995 году ушли и подразделения других стран и операция была свернута. Можно сказать, что примерно с этого времени Сомали и превратилась в базу пиратов Индийского океана. Местное население, потеряв всякую надежду на налаживание мирной жизни и получение какого бы то ни было легитимного источника дохода, в стране, напичканной оружием, начало промышлять древним разбойничьим ремеслом на «большой дороге». Немалым подспорьем оказалось географическое положение: на северо-западе страны находится побережье Аденского залива, «горловина» Красного моря, через которую пролегает одна из основных морских транспортных артерий — путь, соединяющий Европу и Азию через Суэцкий канал.

Был у Сомали еще один шанс в 2006 году, когда впервые за долгое время появилась реальная сила, способная вывести страну из хаоса — Союз исламских судов. Подавляющее большинство населения Сомали — мусульмане, и в условиях полной анархии единственными законами являются законы шариата, а единственными органами разрешения споров и конфликтов — суды шариата. Каждый суд имеет свою вооруженную охрану, и в определенный момент стало ясно, что объединенными усилиями суды могут очистить от банд столицу страны Могадишо. Это удалось сделать даже меньшей кровью, чем казалось вначале, и экспансия была продолжена: к концу 2006 года Союзу исламских судов под руководством шейха Шарифа Шейха Ахмеда удалось почти без единого выстрела взять под свой контроль юг и центр Сомали. Были предприняты шаги, свидетельствующие о созидательном характере новой власти: с улиц столицы впервые с начала гражданской войны убрали мусор, заработали морской порт и аэропорт, прибрежные воды были очищены от пиратов. Но в итоге все кончилось плохо: окрыленные успехами исламисты заявили о своем желании не только вернуть отколовшиеся северные области Сомалиленд и Пунтленд, но и захватить другие территории, населенные сомалийцами. Эфиопия восприняла эти заявления как угрозу своей национальной безопасности и в декабре 2006 года при поддержке американцев начала вторжение в Сомали. Неокрепший режим Судов был сметен, а марионеточное правительство, созданное эфиопами, не пользуется поддержкой большинства населения. Опять воцарился хаос, грязь, неразбериха и война всех против всех, и в этом состоянии страна пребывает по сей день без малейших надежд на улучшение. Единственное, в чем изменился расклад сил — в стране значительную роль стали играть радикальные исламисты, связанные с Аль-Каидой.

***

Пираты — кто они? Как правило это молодые люди в возрасте от 18 до 40 лет, объединенные в мелкие банды, которые в ходят в состав более крупных группировок. По оценке Ассоциации содействия морякам Западной Африки, существует около пяти крупных группировок, общей численностью около 1000 боевиков. Состав банд довольно пестрый — это и местные рыбаки, оставленные без уловов крупными мировыми рыболовецкими концернами; боевики, принимавшие участие в локальных конфликтах, и люди, умеющие обращаться с современными средствами навигации и владеющие английским языком для общения с экипажами захваченных судов.

Как воспринимают свой пиратский «бизнес» сами сомалийцы? Они избегают слова «пираты», предпочитая именовать флибустьеров «морскими инспекторами». Их позиция проста — рыболовецкие флотилии других стран, в первую очередь Индии и Китая, пользуясь отсутствием организованной охраны территориальных вод Сомали, производят грабительский лов рыбы, оставляя местных рыбаков без улова. В стране с почти десяти миллионным населением, большая част территории которой — кустарниковая пустыня, лов рыбы — основной легитимный источник пропитания. Поэтому, с точки зрения сомалийцев, «морскиме инспекторы» просто взимают «штраф» с нарушителей, не ограничиваясь, к слову, одними рыбаками — все остальные суда попадают в категорию «империалистов», априори виноватых в бедах сомалийского народа. Доля «штрафа» каждого «инспектора» с рыболовецкого судна — около 3000 долларов, с сухогруза — до 10000 долларов. По последним данным, в порту Харадхире — главной береговой базе пиратов — действует «пиратская биржа». На бирже котируются около 75 абордажных команд, желающих попытать счастья под флагом «Веселого Роджера». «Инвесторы» из местных жителей предоставляют в качестве активов свои лодки, вооружение и средства навигации в надежде, в случае удачного захвата, получить дивиденды, которые иногда бывают весьма значительными — в качестве примера приводят рассказ некой женщины, предоставившей в распоряжение пиратов гранатомет и получившей после выплаты выкупа 75 тысяч долларов.

Каков масштаб действий пиратов? По данным Международного Морского Бюро в 2009 году сомалийские «джентльмены удачи» совершили 217 нападений, было захвачено 47 судов. За год морские разбойники заработали около 80 миллионов долларов, полученных в качестве выкупа. В настоящее время в руках пиратов находятся тринадцать судов и 268 моряков из разных стран. Как происходит захват судна? Как правило неожиданно появляются несколько скоростных моторных лодок, в которых находятся пираты, вооруженные автоматическим оружием и гранатометами, которые атакуют судно, высаживаются на него с помощью абордажных крюков и лестниц, и, захватив экипаж в заложники, заставляют судно изменить курс и следовать в территориальные воды Сомали. Не всегда целью атаки является захват судна, иногда пираты просто грабят моряков, забирая все деньги и ценности, которые удается найти на судне. Примерно так вначале и развивалась ситуация с захватом датского сухогруза Danica White, который следовал в кенийский порт Момбаса с грузом оборудования. Нападение произошло 1 июня 2007 года на расстоянии 240 миль от побережья Сомали — внезапно судно окружили три моторные лодки с боевиками, которые, взобравшись с помощью крюков и лестниц на палубу, тут же бросились на мостик. Сухогруз маленький, всего 997 тонн валовой вместимостью с экипажем 5 человек — ни о каком сопротивлении вооруженным автоматами и гранатометами пиратам не могло быть и речи. Ворвавшись на мостик, пираты первым делом потребовали отдать им все ценности и вещи и изменить курс в сторону побережья Сомали. Как потом рассказывал Капитан судна, датчанин Нильс Петер Нильсен, в захвате участвовало пятнадцать боевиков, в основном совсем молодые парни, на вид лет шестнадцати, некоторые вообще выглядели лет на тринадцать. Был среди них один постарше, лет тридцати, который знал английский — через него и общались. Не видя сопротивления, пираты вели себя в общем-то без особой агрессии, но периодически давали понять, что без колебаний прикончат любого, кто не выполнит их требования. Возможно, морякам бы удалось сравнительно легко отделаться — пираты планировали по окончанию грабежа сойти с судна и отправиться восвояси, но все испортили американцы — появившийся на горизонте эсминец ВМС США USS Carter Hall, не добившийся отвтета на вызов по УКВ, приблизился к судну, и, поняв, что оно захвачено пиратами, огнем своих пулеметов уничтожил волочившиеся за кормой пиратские лодки. Штурмовать судно он не решился, и через некоторое время остался за кормой. Пираты были в ярости — по их словам, лодки были взяты в аренду у другой могущественной группировки, и за их потерю им не сносить голов. У разбойников не осталось другого выбора, кроме как изменить свои планы и вести захваченное судно в Сомали. Через трое суток судно бросило якорь в двух милях от берега неподалеку от порта Кобьо. Судовладельца известили, что судно захвачено пиратами и будет освобождено, если за него заплатят выкуп 1,5 миллиона долларов. В результате переговоров, которые в общей сложности тянулись два с половиной месяца, сумма выкупа была снижена до 750 тысяч долларов. Все это время боевики охраняли судно по «вахтовому методу» — каждые девять дней приезжала новая смена. В каждой смене был кок, который готовил на камбузе для своих, экипажу перепадал только рис с водой. Вели себя пираты по-свински — все судно было завалено мусором и заплевано «хатом» — наркотическим растением, листья которого жуют местные жители. Когда выкуп наконец был уплачен, пираты просто сошли с борта и пожелали счастливого пути. Примерно по такому типовому сценарию и происходит захват судов. Обо всем этом мы регулярно узнаем из сводок новостей, и лишь один вопрос остается в тени — как же все-таки деньги из уютных европейских банков попадают в грязные лапы пиратов. Как правило для ведения подобных переговоров судовладельцы нанимают специальных посредников. По инсайдерской информации, это люди, имеющие самое прямое отношение к британским морским финансовым институтам. Считается, эти учреждения были созданы в XV-XVI веках на пиратские деньги, таким образом сейчас они просто продолжают старую добрую традицию, оставляя, по оценкам экспертов, до 30% выкупа в качестве комиссии. Таким образом, заинтересованность определенных финансовых кругов в существовании пиратства является еще одним фактором, стимулирующим этот «бизнес».

***

Далеко не всегда пиратам удается высадиться на судно — многие моряки оказывают сопротивление, которое часто бывает успешным. Так, 5 ноября 2005 года при попытке захвата круизного лайнера «Сиборн спирит», экипаж встретил нападавших выстрелами из «звуковой пушки»; атака была успешно отбита. В арсенале моряков есть как пассивные, так и активные средства защиты. К пассивным можно отнести кольца колючей проволоки, натянутой по всему периметру судна, металлические бочки, принайтовленные цепями к бортам судна, которые при атаке опускаются на воду, и, поскольку судно на ходу, начинают подпрыгивать на волнах, сметая все и не давая пиратским лодкам приблизиться к борту судна. Активные средства защиты — бутылки с «коктейлем Молотова», водометы, сигнальные ракеты, маневры судна. Но зачастую судовладелец, из опасения за жизни экипажа, требует, чтобы в случае атаки экипаж действовал по заранее разработанной схеме, которая в частности использовалась при захвате пиратами танкера «Московский Университет» — производится оповещение военно-морских сил коалиции, патрулирующих Аденский залив и судовладельца, после чего экипаж в полном составе укрывается в труднодоступном месте, например, в румпельном отделении. Лишенные возможности угрожать жизни заложников, пираты не могут оказать сопротивление при штурме судна спецназом с кораблей коалиции. *** Что же делать? Как бороться с пиратством, если Сомали не может обуздать своих граждан, а военно-морские силы шестнадцати стран не в состоянии взять под полный контроль акваторию Аденского залива? Моряки считают, что для проводки судна через проблемный регион достаточно высаживать на борт команду спецназа, оснащенную необходимым вооружением — пираты, с их примитивным техническим оснащением на смогут даже приблизиться к судну. Для решения вопроса в глобальном масштабе необходима организованная и согласованная воля мировых держав, способная положить конец хаосу и неразберихе, царящем в Сомали.

Добавить комментарий

*