Меню

Персональный сайт Александра Кузнецова

Неизвестный чемпион. (Журнал «Мир Подводной Охоты» 2005 г.).


Кубок России и Чемпионат России 2003 года, а также кубок «Батискафа» выиграл новороссийский подводный охотник Михаил Кузнецов. Степень его известности, а точнее, неизвестности в спортивных кругах российского масштаба хорошо иллюстрирует эпизод, случившийся в первый день соревнований на Кубок России -2003. Во время взвешивания добытой рыбы, один из судей, удивленно глядя на Михаила, подтаскивающего к весам полный кукан (пять горбылей, 3 сингиля), задал ему забавный вопрос: «Парень, ты где взял рыбу ?». На конкретный вопрос последовал конкретный ответ: «В море !». После этого судьи, в голове у которых не укладывалось, каким образом этот неизвестный им парень смог в первый же день соревнований показать такой результат, долго и придирчиво рассматривали каждую рыбу, искали входные -выходные отверстия, спрашивали: «А почему у этой входная дырка есть, а выходной нет, а ?». Миша объяснял, что привык рыбу стрелять профессионально, т.е. аккуратно, с минимальными повреждениями.
Потом был второй день соревнований, когда всем стало ясно, что этот парень и есть чемпион.
Его победа стала неожиданностью для соперников и судей, но не для близких и друзей. Мы видели, что к соревнованиям 2003 года Миша подошел, уже будучи не просто охотником, а МАСТЕРОМ. Изо дня в день, уходя в море в любую, зачастую весьма неблагоприятную погоду, Миша всегда возвращается с рыбой. Для него нет такого понятия – «понырять пару часов». Он всегда уходит на целый день, стартуя с берега рано утром и возвращаясь на закате…
Но лучше будет, если он сам расскажет о себе.

— Миша, как ты подстрелил первую рыбу ?
— Честно говоря, первую рыбу не помню. По всей видимости это была кефаль. В каком году ? Семь лет назад, это значит в 1997-м, в этом году я начал заниматься подводной охотой.
— Ну и что заставило тебя залезть в эту холодную воду в поисках неуловимой рыбы ?
— Получилось так – я занимался силовым спортом, бодибилдингом. И я чередовал тренировки силовые с аэробными, то есть с легкими. То есть мне нужно было найти что-то легкое, чтобы сжигать энергию. А было как раз лето, пора купания в море, вот я и решил, что плавание – это то, что надо. Но просто так плавать было не интересно, и я приобрел маску с трубкой, ружье какое-то отечественное, РПО-1, по-моему, пневматическое, и пытался со всем этим нырять. Сначала, естественно у меня ничего не получалось, да и где нырять я толком не знал. И вот в клубе нашелся парень, который мне сказал, что знаком с одним охотником, которого зовут Яша, и что он может нас познакомить. Так меня познакомили с этим Яшей. Это был такой нормальный охотник — за горбылем, правда, не нырял, в основном по кефали… Он мне помог сделать мой первый нормальный трезубец, кукан, познакомил меня с азами, дал первый толчок, так сказать. Нырял я без гидрокостюма, естественно — одевал обычный спортивный костюм, он меня грел — мысленно …
— Но, насколько мне известно, основной толчок в твоем развитии дало тебе знакомство с Владимиром Топольницким ?
— Да, естественно. Яша все время мне говорил про Вову, все время я слышал от него, что вот Вова, мол, и в луже найдет рыбу… В конце концов, он меня познакомил с Вовой, мы поговорили, и на этом все как бы закончилось. Ну а потом я как-то увидел Вову на Суджукской косе, где я стрелял сингилей, он выходил из воды с полным куканом горбылей. И я понял, что с Вовой надо как-то сближаться… Многое у меня тогда не получалось, накопилось множество вопросов, на которые мог дать ответ только профи. И я начал с ним сближаться.
Вова подтащил меня по снаряжению, и по тактике. Но он не учил меня в прямом смысле слова – «делай так, делай эдак». Я просто смотрел, как все делает он, и спрашивал у него, что мне было непонятно. И он мне объяснял, почему надо делать так, а не иначе. Это приучило меня думать и анализировать ситуацию, а не слепо следовать принятой практике.
— Что изменилось тогда в твоей экипировке ?
— Появился костюм. Правда, это был дайверский костюм, на молнии. По правде говоря, купил я его, не посоветовавшись с Вовой. Потом купил, а точнее заказал пневмат. Отдал за него двести пятьдесят долларов. Ружье было не очень хорошим, единственным его преимуществом было то, что оно было мощное, такой «оленебой». А так оно было никакое, и поплавав с ним немного, я от него отказался.
— То есть после всех этих мучений, ты понял, что, как говорит Вова, надо…
— Делать самому. Вова мне дал трубу для ствола, трубу для рессивера и сказал: «Не мучайся, делай сам». Титан я раздобыл сам, болванку титановую, отковал ее как положено. И Вова мне дал свое ружье запасное, у него есть такое, маленькое, оно у него было как раз разобрано, и я смотрел устройство его, как что работает, и делал. Делал чертежи, что надо было выточить у токарей, заказывал, остальное делал своими руками.
— Долго делал ?
— Довольно долго. Начал зимой, весной, помню, проводил испытания на косе, смотрел, как оно плавает, пробовал стрелять…
— Что это было за ружье, каковы его параметры ?
— Это было то самое ружье, с которым я до сих пор плаваю и стреляю рыбу. Параметры такие: ресивер – наружный диаметр 35 мм, длина 750 мм; ствол – внутренний диаметр 11,5 мм, нестандартный (такая труба была, другой не было). Гарпун толщиной 8 мм. Спусковой механизм и поршень выполнены из титана. Ружье плавает, прекрасно стреляет, но, это, конечно, не «оленебой». Получилось такое изящное и надежное оружие, с которым я до сих пор охочусь и участвую в соревнованиях. Подводило оно меня только на начальном этапе, и то не по причине несовершенства конструкции, а по вине токарей, которые точили детали. Я эти недоработки устранил, и с этого момента ружье меня не подводило.
— Какой трофей в твоей охотничьей практике был самым запоминающимся ?
— Трудно сказать… Ну был у меня один хороший трофей, который я запомнил – пеленгас на 7,8 кг. Это был такой довольно крупный трофей, он лежал на всю ванну и внушал уважение своими размерами.
— Как это было, расскажи.
— Это было пару лет назад, в начале июня. Как это характерно для этого времени года, пеленгасы выходили к берегу под вечер, самки вывалили к берегу вместе с самцами, шли очень спокойно, на глубине метра полтора. Вода была мутная, и вот они в этот мутняк с моря заходили, или на прогрев, или кормиться… И этот «крупняк» вышел прямо на меня, в упор, посмотрел на меня и развернулся, чтобы уходить, и тут я выстрелил ему прямо в хвост — аккуратно, чтобы не портить. То есть рыба была очень легкая. Но по размеру – крупнее я ничего не стрелял, это моя самая крупная рыба до сегодняшнего дня.
— Ну а самый трудный трофей ?
— Ну самое трудное – это охота за горбылем. Особенно когда забиваешь гарпун на глубине, и потом мучаешься, его достаешь, на течении… Таких случаев у меня было очень много. Типичный случай – забил гарпун с рыбой, и не могу его вытащить, рыба под камнем, зашла за выступ.
— На какой глубине ?
— Глубина метров пятнадцать, и вода мутная. Я был без буя. Начинаю нырять – а течение сильное, меня снесло – не могу найти это место. Думал, все –ружье накрылось… Пришлось возвращаться в исходную позицию – я обычно перехожу от камня к камню и стараюсь запомнить их расположение – я вернулся в начало, к первому камню, и стал проныривать, переходя от камня к камню в том же порядке, в конце концов вышел к тому камню, под которым было ружье, попытался его высвободить, не смог, и меня опять снесло, я потерял это место во второй раз. Пришлось проделывать все снова, и только с третьей попытки мне удалось высвободить гарпун с рыбой и ружье.
— А чего буй-то не берешь ?
— Если иду конкретно по горбылю, то беру. Но бывает так, что идешь по кефали, без буя, естественно – а ее нет, и приходится идти за горбылем.
— На какую максимальную глубину приходится нырять ?
— Максимальная глубина, на которую я нырял – просто нырял, а не стрелял рыбу – двадцать один метр. Глубже я не пробовал нырять, на сегодняшний день это мой рекорд. Рабочая глубина при охоте на горбыля — в основном пятнадцать–восемнадцать метров.
— Какова твоя максимальная задержка дыхания ?
— В, статике три с половиной минуты, а в динамике не пробовал, я думаю — минуты полторы.
— Какую тактику охоты ты используешь, когда идешь на глубину ?
— Тактика – проныривание, поиск перспективного рельефа, когда такой рельеф найден, если рыбы сверху не видно, я исследую его более тщательно – заглядываю под камни, козырьки, в расщелины. Анализирую и сопоставляю все факторы – температура воды, прозрачность, глубина. Я примерно знаю, где, в зависимости от этих факторов будет рыба, а где нет, и если я нахожу рельеф, который этим факторам удовлетворяет, я иду туда… Ну и во время проныривания нужно очень внимательно осматривать дно, так как рыба может крутиться и возле камней, не перспективных на первый взгляд. Сколько раз такое было, что рыба стоит просто в траве, и ту ее замечаешь, уже идя над самым дном.
— Ну а по кефали какова твоя тактика ?
— По кефали – естественно залежки. В период хода рыбы – на мысах, если хода нет, то в местах кормежки. Глубину и места определяю путем поиска, ну и исходя из опыта…
— Ты анализируешь факторы погоды ?
— В этом случае более важную роль играет не столько погода, сколько наличие корма для рыбы, то есть время года. Я примерно знаю, в каких местах и на какой глубине в это время сезона должна быть рыба, проверяю свои предположения, если они оправдываются – хорошо, если нет – анализирую, в чем причина, вношу поправки, и в конце концов, как правило, рыбу нахожу.
Погода, конечно, тоже влияет. Направление ветра, его сила, температура воды, прозрачность. Если накат – то вообще по кефали делать нечего, так все перебаламутит…
— Миша, за годы твоей весьма активной подводной деятельности наверняка накопилось немало интересных случаев. Расскажи о самых запоминающихся, пожалуйста.
Михаил встает с дивана и направляется к шкафу, в одном из отделений которого хранится объемистый фолиант – в него с 2001 года записываются абсолютно все охоты: дата, краткое описание места, времени, метеофакторов, добытая и не добытая рыба, личные впечатления. Весьма полезная привычка для любого охотника – масса полезной статистической информации, да и что может быть приятнее в долгие зимние вечера, чем перечитывать и анализировать сделанные в сезон записи, заново переживая все самые интересные моменты.
— Вот у меня тут есть запись… В прошлом году… Вот – заголовок – «Прекрасная охота».
Далее Миша зачитывает и комментирует свои записи:
— 21-е июня. Солнечно и легкий морской ветер. Мы едем в запланированное место охоты, по дороге с горы осматриваем намеченный галечный пляж и видим блеск пасущегося сингиля. Время было десять утра, и я был удивлен, что рыба так рано. Оставляем машину на берегу, переодеваемся и уходим в лагуну, направляясь к отмели. Проплыв немного, я делаю ныр по свалу в яму, и беру прекрасного горбыля. То есть я отплыл от берега немного, метров двадцать, и на первом же нырке вижу большой камень, и возле него стоит горбыль на полтора килограмма. Просто стоит, «курит», и я — «бах» — его стреляю. Рыба есть недалеко от берега, но мы решили идти на отмель, и мы идем туда. Наконец мы на месте. Глубина четыре – пять метров, дно голое, минимум травы и камней. Делаю несколько нырков по свалу – горбыль есть, но крупного мало, нечаянно взял двух мелких — …………..censored……….(грязное ругательство). Сильное южное течение затрудняет охоту. Даже работая ластами, все равно стоишь на месте. Благодаря тому, что я взял буй, мне было легче нырять, чем Вове, и я взял десять штук. Рыба была, но Вова сказал «хватит», и мы пошли на берег. Спрятав на берегу рыбу, идем на другую отмель.
Достигнув ее, обнаруживаем, что горбыль, как и положено – под железными листами обшивки затонувшего судна, крупный, хороший. Я взял трех.
Отработав на отмели, мы с Вовой разделяемся — кидаем жребий, кому в какую сторону уходить, в результате Вова уходит влево, а я вправо от отмели. Начинаю исследовать лагуну. Сначала рыбы не было. Проплыв немного, у небольшого мысочка я увидел трех стоящих пеленгасов – просто, смотрю – впереди какие-то «бревна», просто стоят в полводы. И я начал работать. Выходили пеленгасы и лобаны, вперемешку, «пачками» и поодиночке, лобаны – красавцы, по два с половиной килограмма, пеленгасы – некрупные, но нормальные, килограммовые. Это было очень коротко, потом рыбы не стало, и я поплыл к машине. То есть все это было на небольшом участке, метров пятьдесят, не больше, вода там была мутная, и рыба просто стояла. В этот день я стрельнул тринадцать горбылей, четыре пеленгаса и шесть лобанов. Вот это я назвал «прекрасной охотой».
А вот – «Уникальная охота». 2003-й год, 6-е сентября. Три дня дули северные ветра, и я решаю ехать в Варваровскую щель. Ветер северный, и холодно, погода ноябрьская. Захожу в воду и обалдеваю – вода холодная, тринадцать-четырнадцать градусов. Решаю работать по камбале, лазил по песку часа два — замерз как в феврале, руки и ноги окоченели. Камбалы нет, видел несколько крупных лис. Горбыль неглубоко, забился под камни. Горбылиных мест немного. Я стрельнул трех – по полтора килограмма. В конце концов руки закоченели до такой степени, что пальцы перестали слушаться, и я не смог нажимать на спусковой крючок. Начало сентября – вода до этого дня была очень теплая, поэтому я не взял ни перчаток, ни носков. Так что это была такая, знаешь ли, уникальная охота.
— Да, не очень-то веселая охота. Ну, раз уж мы заговорили о тяготах и невзгодах — какая охота была самая неудачная ?
— Самые неудачные моменты – это когда снаряжение подводило… Ну вот был как-то курьез: у меня было два ружья, одно из которых я потом продал – оно было длинное, 850 мм, другое – мое основное, о котором я уже говорил, длиной 750 мм. Как то вечером делать было нечего, и я их решил проверить, смазать и т.д. Достал их из чехлов, разложил, повозился с ними какое-то время, и, когда укладывал обратно, случайно перепутал гарпуны. И потом на охоту, на свое горе, взял длинное ружье. Приехав на место – довольно далеко, между прочим — переоделся, залез в воду, начал заряжать ружье и обалдел – гарпун короткий, поршень не фиксируется ! Как я только не изгалялся, как ни мучался – зарядить ружье не было никакой возможности. Ну, думаю, просто поныряю, хотя бы. Начинаю нырять по свалу в яму – куча горбыля, прекрасного ! Я пытался стрелять, зажимая в одной руке ружье, а в другой заряженный гарпун — резко отпуская его, делал выстрел, но у меня ничего не получалось, я страшно психовал, мучался; потом, в конце концов, плюнул, вышел на берег, переоделся и уехал. Вот такой вот курьез – приехал, нырял, видел много крупной рыбы – а взять ни одной не было ни малейшей возможности. То есть тут даже не снаряжение виной всему, а собственная невнимательность, халатность. С тех пор я всегда держу все снаряжение на двойном контроле.
— А были ситуации на охоте, когда была реальная угроза твоей жизни?
— В начальный период своего увлечения подводной охотой я пытался нырять за горбылем. Вова меня конечно инструктировал, чтобы стреляя рыбу под камнями, перед выстрелом я всегда думал, смогу ли потом достать гарпун. Но я был еще довольно неопытен, и получилось так, что я забил гарпун с рыбой под плитой в такой плавно сужающейся расщелине, снизу и сверху поросшей такими маленькими ракушками, мидиями. Ну и полез я туда за гарпуном, залез достаточно глубоко, и вижу, что вот еще чуть-чуть, и я достану хвостовик гарпуна рукой. После некоторых усилий я все-таки ухватил его, ухватил – а назад – не могу ! Я туда так плотно залез, что эти мидии вдавились в костюм, и зафиксировали меня там. И я понял, что я в капкане ! Я сразу бросил гарпун, начинаю упираться руками, и буквально вырываю себя оттуда. Не помню, порвал я тогда костюм, не порвал – наверное, где-то порвал, порезы были, но главное – я вылез ! И гарпун с рыбой потом достал – все-таки, взявшись за него, я его вывел из-за выступа, и потом смог вытащить за линь. Но это чувство жуткого страха, испытанное там, я запомнил надолго… И с тех пор этот момент держу на контроле, и стараюсь не переходить грань, какая бы там ни была рыба…
— Расскажи об охоте в необычных условиях, или на необычную рыбу.
— Ну вот например, «Горбыли на снегу»: 2004 год, 3 апреля, мы с тобой ездили в Дюрсо. Утром тихо, но потом ветер северо-западный усиливается, становится холодно. Неожиданно пошел снег, и пока мы ехали, навалило много снега, прямо на уже подросшую зеленую траву. Приехав на место, первый «замес» делаем по камбале, но тщетно. Меняем дислокацию, идем по горбылю. Вода мутная, сильное течение, нырять очень тяжело, но рыба есть. Я взял трех горбылей общим весом пять с половиной килограмм.
Что касается необычной рыбы — вот еще эпизод — «Рыба дорада» . Читаю. 4-е апреля 2004 года. Ветер северный, сильный, но южное течение очистило воду после вчерашней мути, видимость метров десять. На отмели на верхних камнях рыбы немного, я стрельнул одного горбыля. Иду глубже, и на 15-ти метрах нахожу рыбу. Это горбыли и каракосы, вся рыба под камнями, «пачками», не по одной, как это чаще всего бывает, а «толпой». Заглянув под камень, увидел, что горбылей просто кишит, и вдруг среди них что-то блеснуло, какой-то блеск, знаешь, «кефалевый». Я сначала подумал – лаврак, может быть ? Потом горбыли ушли в сторону, а эта рыба развернулась и начала выходить их тени. И в этот момент я выстрелил. А потом, когда вытащил и рассмотрел – думаю, что за рыба такая ? Вес около полутора килограммов, внешне отдаленно похожа на каракоса, но блестящая, без поперечных полос, и отличается формой тела [в последствии, по описанию и рисункам на болгарском сайте, посвященном черноморской подводной охоте, эта рыба была идентифицирована как дорада]. В этот день я стрельнул шесть горбылей, пять каракосов и одну дораду. Кстати, опросив коллег и показав им фото, выяснил, что никто из моих знакомых этой рыбы никогда не стрелял и даже не видел. Она оказалась очень вкусная, по вкусу чем-то напоминает кефаль.
— Впоследствии попадалась еще такая рыба?
— Через две недели на том же месте я опять нашел дораду и подстрелил. И с тех пор – ни разу.
— Таким образом можно констатировать, что ты «дважды герой» – ведь на болгарском сайте, откуда мы почерпнули информацию о дораде, написано – рыба очень редкая в Черном море, найти ее очень тяжело, и кто подстрелит ее, может считать себя настоящим героем. А теперь расскажи, как ты стал настоящим чемпионом. С какого года ты начал участвовать в соревнованиях ?
— Я начал участвовать в 2002-м году. Предыстория этого исторического события такова: за день до соревнований Чукардин [председатель Новороссийской ФПО им. Ашме] по телефону разговаривал с Вовой «за жизнь». Тут как раз я заехал к Вове, прямо с охоты, с кучей рыбы. Вова обмолвился, что вот, мол, Миша заехал, рыбы настрелял. Ну, Чукардин попросил дать мне трубку, и пригласил меня, сказал, чтобы я пришел и хотя бы просто поучаствовал. Вова меня отговаривал, в силу определенных причин он отрицательно относится к соревнованиям, но я все же согласился.
— Почему Вова против соревнований ?
— Потому, что рыба вышибается. Вся, причем. После соревнований, на акваториях, где они проходили, остается одна мелочь. Я, например, в своей охотничьей практике горбылей меньше килограмма не стреляю, бывают, конечно и у меня «косяки», когда попадаются чуть поменьше, но вышибать рыбу по четыреста – пятьсот грамм – для меня дико. Я противник этого.
Но вернемся к соревнованиям.
Миша опять берет свой фолиант с записями.
— Так… 21-е сентября 2002 года. По жребию выпадает акватория мыс Дооб, от пограничной вышки до причала базы «Красные огни». Я ухожу почти до «Огней», и иду за горбылем. Ныряю, и сверху вижу крупного каракоса. Увидел – и у меня начали трястись руки. Мандраж, волнение, первые соревнования… И я промазал. Хороший был, под килограмм… Иду дальше к «Красным огням». Ныряю и начинаю сплавляться по течению. Иду по глубине двадцать метров. Есть хорошие камни, но нырять не могу. Видел горбылей, но взять не мог. Причина была в том, что мое снаряжение не подходило для работы на глубине. Дайверский «дубовый» костюм, ласты «Акванавт»… В этом всем нырять как надо я не мог. Только нырну, до двадцатки дохожу, залажу под камень, вижу, что горбыль стоит с той стороны, то есть мне нужно обойти камень, а уже надо всплывать… Со следующего нырка захожу с другой стороны – а его там уже нет, я его спугнул.… То есть такие вот технические моменты не позволили мне тогда показать все, на что я способен. И я стрельнул одного горбыля на кило-сто и занял девятое место.
К следующим соревнованиям я подготовился более грамотно – я имею в виду снаряжение. У меня появился хороший охотничий открытопорый костюм и длинные охотничьи же ласты со сменными пластинами из пластика.
13 сентября 2003 года состоялись соревнования — Кубок России. Акватория – Лиманчик, там я никогда не нырял. Температура воды – девятнадцать градусов, рыба была глубоко, глубже пятнадцати метров. Проанализировав все факторы погоды и рельефа, я сделал тактический ход, который оказался правильным – рыба была именно там, где я и предполагал. В этот день я взял четыре горбыля и четыре сингиля. Горбыль был на пятнадцати метрах и глубже. По итогам первого дня я был на втором месте – меня опережал Сергей Смирнов, он стрельнул девятнадцать сингилей.
Второй день – акватория от Лиманчика до причала базы «Моряк» в Дюрсо. Погода – ветер норд-ост с накатом. Рыба была не очень глубоко, до пятнадцати метров и ближе. Я взял пять горбылей. Что мне в тот день помогло – опять же правильный анализ ситуации.
— В чем заключался этот анализ ?
— Ну, прежде всего – это температура воды и прозрачность. Горбыль не любит мутную воду. Если вода замутнена накатом, который начался не слишком давно, то есть вероятность, что под большими камнями вода будет чище, и горбыль будет там, конечно при определенной температуре воды. Не всегда, конечно можно все предсказать заранее – я строю свои предположения, а потом ныряю, и смотрю, правильно ли я думаю. То есть я ныряю, и смотрю – вот температура воды такая-то, прозрачность такая-то, вот перспективный камень – ныряю – а рыбы под ним нет, или есть, но маленькая. Тут можно строить свои предположения – почему ? – и смещаться либо в сторону глубины, либо к берегу… Это все наработки, которые приходят с опытом. Бывает, что можно проплыть немного, и найти нужное место, если нет – выходишь на берег, и бежишь в нужное, на твой взгляд, место…
В общем, в результате, по итогам двух дне соревнований, я занял первое место.
— Потом был Чемпионат России…
— Да, двадцатое сентября, Чемпионат России. По жребию выпала акватория – Широкая балка. Ухожу вправо, за лестницу дикого пляжа. Акваторию я не знал, но исходя из анализа прежде всего температуры воды, я сделал правильный вывод, что рыба будет в более холодной воде. Там она и была. Рыба была разная – на меня вышел косяк пеламиды, были зубари, горбыли…Я стрельнул четыре горбыля, двух каракосов и одну пеламиду.
По результатам первого дня я был на первом месте. В тот день мало кто стрельнул рыбу – почти все были без рыбы.
— Что, никто не пошел в глубину ?
— Пошли, но, наверное, не там, где надо. Так что в тот день по результатам я был впереди всех, и команду я вытащил далеко вперед.
Второй день – ярославцы и питерцы просили Толстый мыс. Они думали, что на Толстом мысе будет рыба. Эту акваторию я тоже не знал абсолютно, никогда там раньше не был. В силу особенностей рельефа – а там такой тянущийся вдоль берега на несколько километров барьерный риф – особой тактики никакой не требовалось – просто ныряние и поиск рыбы. Я стрельнул двух горбылей. Места хорошие, но рыбы было немного. И я потом понял, почему ее там было немного. Потому, что глубина на этом рифе была до пятнадцати метров. А основная рыба была глубже, на двадцати метрах. И там есть такие места, это я потом уже узнал.
— В этот день ты был вторым ?
— Может, даже третьим. Но по итогам двух дней я занял первое место – в первый день я сделал хороший задел. Что касается второго дня – я сделал тактическую ошибку, не пойдя глубже. Меня остановило наличие рельефа – очень заманчивый, «бешенный» рельеф.
— Что за чудо-рельеф такой ?
— Ну, огромная гряда, глыбы, щели, завалы, промоины, гроты…Местами она обрывается, потом опять продолжается… Но, конечно самый рельеф там идет справа от маяка.
— Кто был твоими основными соперниками на этих соревнованиях ?
— Докучаев и Уткин прежде всего. Я с ними знаком не был, просто видел, что они работают по хорошей глубине, ну и про Докучаева знал, что он многократный чемпион…
— И все-таки ты их победил. В чем причина, по-твоему ?
— Правильные тактические ходы. Я быстро ориентировался и шел в нужное время в нужное место. Больше всего в охоте мне доставляет удовольствие, когда в результате анализа ситуации я прихожу к определенному выводу, где будет рыба, иду туда, и она действительно там есть ! Это ни с чем не сравнимый кайф, когда ты на практике находишь подтверждение своим умозаключениям. Так было и на соревнованиях – правильный анализ ситуации принес мне победу.
— Только правильный анализ ? А как же физическая подготовка ?
— Специально я не готовился. Правда, есть некоторые соображения… Вот Вова всегда ходит по берегу босиком, по гальке. Это довольно больно и неприятно, особенно если идти надо далеко, а галька острая. Я всегда задавал себе вопрос, почему он это делает ? И потом я нашел ответ, сам. Вова, может, и сам не знает, почему он это делает, просто чувствует, что это нужно. А я потом понял, почему он это делает, и почему это надо делать… Это преодоление боли от ходьбы босиком тебя настраивает на пересиливание себя, а при нырянии на глубину это очень важно, потому, что организм постоянно тебя тормозит, говорит тебе: «Да ну его, брось, тяжело…». А ты в себе должен выработать такие качества, чтобы себя пересиливать. Поэтому такой метод тренировки, я считаю, очень важен, и я вышел на хорошие глубины благодаря, может быть, этому методу.
— Еще какие-нибудь методы тренировки есть ?
Да нет, наверное. Я просто ныряю постоянно, это мой хлеб. Причем ныряю я в основном по кефали, то есть не очень глубоко. Рыбу я продаю, а на горбыля клиентов очень мало, в отличие от кефали. Зачем стрелять рыбу, чтобы ее потом выбросить? И только в межсезонье, когда пеленгаса, лобана и сингиля нет, я работаю по горбылю. Хотя если говорить о личных предпочтениях – охота на горбыля нравится мне больше.
— Почему ?
— В охоте на горбыля я нахожу применение своему мастерству. А по кефали – там как карта ляжет, никогда не знаешь наверняка – будет она или не будет. Когда ты идешь за горбылем, ты идешь, и ныряешь, и все зависит от тебя, а не от капризов погоды, природы и еще каких-то факторов… Горбыль – он всегда где-то есть, его просто нужно найти.
— Вернемся к соревнованиям. Расскажи о «Кубке батискафа 2004».
— Да, следующими моими соревнованиями стал «Кубке батискафа 2004», он проходил 7 – 8 мая в Геленджике. В первый день соревнований я сделал тактическую ошибку, и на эти же грабли я потом опять наступил на Кубке России 2004. Неправильный выбор акватории. Поэтому в первый день я оказался далеко позади моих соперников, месте на шестом, наверное. Там было так: вода была холодная, рыба была вся у берега. А у берега камней там очень мало. На глубине десять метров там есть такие небольшие плитки, и рыба под ними мелкая. Я там стрельнул пять штук, мелких. А поглубже есть рельеф, то там ничего не было – по тому, что вода холодная была.
— А какая в этой ситуации была правильная тактика ?
— Правильная тактика – нужно было уходить в другую часть акватории, менять место. Что я в принципе потом и сделал, ушел к середине акватории, и там кое-что стрельнул, но время было уже упущено.
Во второй день таких проблем уже не было, так как рельеф был сплошной, его не надо было искать. Акватория – Толстый мыс, о ней я уже рассказывал. Нужно было просто нырять и искать рыбу. Тут у меня была возможность отличиться, что я и сделал. Плюс в этот день заштормило, кое-кого укачало, по кефали у берега нырять не было смысла — из-за всего этого многим пришлось вылезти из воды задолго до окончания времени, что значительно уменьшило число конкурентов. В результате я выиграл «Кубок батискафа 2004».
Дальше – Кубок России 2004. Я высадился на той же акватории, что и на «Батискафе» в первый день. В результате пришлось переплывать всю Голубую бухту, вылазить на берег и бежать к середине акватории, где я кое-что стрельнул. Ошибка моя заключалась в том, что я не правильно определил течение. Я полагал, что высадившись в этом месте, смогу пройти по течению, и окажусь в нужном месте, а течение оказалось вообще в другую сторону. Поэтому по итогам дня я оказался месте на четвертом, наверное.
Во второй день охота вообще уникальная была – северо-западный ветер, акватория мыса Дооб. Вся рыба была на двухметровой глубине, и пеленгасы там же были. В результате на этом маленьком участке мутняка длиной метров двести толпилось человек пятьдесят участников… В этот день Балабанов оказался сильнее всех. Он сразу понял, где надо искать рыбу. Я тоже сразу это понял, но сделал тактическую ошибку. Бывает находит такая упертость – ты знаешь, что рыба там, и все равно идешь не туда, куда надо… Идешь, чтобы проверить, а вдруг ты не правильно определил…
Проверил, все понял, вернулся к берегу и кое-что стрельнул… В результате занял второе место.
Потом меня пригласили принять участия в соревнованиях «Черноморский Кубок 2004». Проходил он в Крыму, в Севастополе. Это было интересно и необычно – прозрачная вода, рыба та же, но поведение ее и тактика охоты совсем другие, снаряжение должно быть другое.
— В чем заключаются отличия ?
— Отличий много. Например, здесь, у нас, я практически не пользуюсь фонарем. А там фонарь – это неотъемлемый атрибут охотника — там такие щели, что без фонаря нечего делать. Во-вторых – по рыбе. Спортсмены там стреляли скорпен. Для меня это было дико, и как их стрелять, а точнее, где искать я не понимал. А они искали ее в тех же щелях, высвечивали фонарем, и стреляли… Они достаточно крупные были скорпены, до восьмисот грамм, а зачет с четырехсот грамм. Вязанками их стреляли, этих скорпен !
Ну и оружие – я нырял с пневматом, и боялся забить гарпун, один раз все-таки забил, и больше часа мучился, доставал. Одно утешало, что достал с рыбой… А у остальных были арбалеты, по нескольку штук причем, разной длины, и приспособы для доставания гарпунов из расщелин – «доставалки». То есть они, найдя рыбу в расщелине или гроте, тут же стреляли, не раздумывая, зная, что какая бы глубокая ни была эта щель, без гарпуна остаться шансы минимальные, плюс всегда есть несколько запасных ружей… Такая вот у них местная специфика… В общем, Кубок выиграть не удалось, но без награды я не остался – на этих соревнованиях я получил приз за самую крупную рыбу.
Там же через неделю проходил 1-й этап «Кубка Украины». На предыдущих соревнованиях я сильно простудился, и нырять мне пришлось с насморком и температурой 38. Благо в этот день рыба была неглубоко, и кое-какой результат я все же показал – я занял третье место. Конечно, я мог бы показать гораздо лучший результат – рыбы я видел достаточно много, особенно в первый день, но я себя так плохо чувствовал, что не мог нырнуть на восемь метров…
Учитывая все это, я считаю, что в Севастополе показал неплохой результат – для незнакомых мест и условий охоты.
— Ну а для нашего региона какое снаряжение с твоей точки зрения является оптимальным ?
— Ну, на данный момент мой выбор такой – если охота за рифовой рыбой и прозрачность воды позволяет – то, конечно, только арбалет. Оптимальная длина – от 750 до 900 мм, в зависимости от условий охоты. Если рыба крутится вокруг камней, то почему бы не использовать длинное ружье, а если рыба под камнями – предпочтительнее более короткое. Раньше я не относился серьезно к этому оружию, но попробовал его на крымских соревнованиях, потом у нас пострелял – и мне понравилось. По рифовой рыбе – отлично ! По кефали я с ним нырять не могу, тут я считаю, что пневмат благодаря своей «скорострельности» самый лучший выбор.
Ласты должны быть длинными и мягкими, чтобы легко было в них работать по глубине. Костюм должен быть открытопорым и мягким; толщина, естественно зависит от температуры воды, летом – пятерка, по холодной воде – семерка. Ну, маска – кому какая подойдет, трубка тоже. Грузовой пояс – резиновый, мне он нравится, я попробовал, и взял на вооружение…
— Как ты считаешь, какими качествами должен обладать удачливый подводный охотник ?
— Во-первых, он должен уметь мыслить. Не просто хорошо нырять, а еще и думать и анализировать Снаряжение в принципе не очень важно… То есть, ты можешь, обладая хорошими физическими данными и умением мыслить, ну и конечно некоторым опытом, и с худшим снаряжением показать, что ты не последний человек в этом виде спорта.
И еще я считаю, что настоящий подводный охотник не должен относиться к морю грабительски. Отношение должно быть хозяйским, как к чему-то своему, и с мыслью о завтрашнем дне.
— Как твои близкие относятся к тому, что ты занимаешься подводной охотой ?
— Друзья – резко отрицательно. Они считают, что мое увлечение отвлекает меня от общения с ними, вырывает из их круга.
— Ну, а рыбки-то поесть, они наверное не против ?
— Они даже принципиально отказываются есть подстреленную мной рыбу…
— А что насчет семьи ?
— Жена, конечно, поддерживает. Но и она иногда тоже бывает недовольна, когда я много времени провожу на охоте… Но иначе я не могу ! Я не могу поехать понырять на полчаса, на два часа. Я отдаюсь охоте целиком и полностью. Ну а если нет возможности, то уж лучше вообще дома сидеть. Вот такой у меня подход – либо все, либо ничего !
— Как ты обычно готовишь рыбу, поделись рецептами.
— Рецепты все очень простые. Расскажу по каждой рыбе. Кефаль лучше всего запекать на углях на решетке, со специями, пряностями и овощами. Горбыль предпочтительнее жарить в масле на сковородке, обваляв в муке. Для меня же самая вкусная рыба– это камбала ! Готовить ее лучше всего тоже на сковородке в масле. А вообще – свежеподстреленная рыба вкусна сама по себе, и нет нужды слишком уж стараться, чтобы добиться хороших вкусовых качеств.
— Что бы ты пожелал начинающим подводным охотникам ?
— Прежде чем начинать всерьез заниматься подводной охотой, подумайте, нужно ли это вам… Ведь это увлечение сопряжено как с риском для вашего кошелька, учитывая стоимость снаряжения, так и с риском для жизни ! Ну а тем, кто уже определился с «диагнозом» и понял, что все всерьез и надолго – ни чешуи ни хвоста !

Добавить комментарий

*