Меню

Персональный сайт Александра Кузнецова

Чемпионат Мира по подводной охоте 2004 (Чили, Икике) (Журнал «Нептун XXI век №3, 2005)

В ноябре 2004 года сборная России приняла участие в Чемпионате Мира по подводной охоте, который проходил в Чили, в городе Икике. Поездка стала возможной во многом благодаря активной финансовой и организационной поддержке российских предпринимателей и организаций, имеющих непосредственное отношение к подводной деятельности, и не в последнюю очередь благодаря журналу «Нептун XXI век», взявшему на себя финансирование российского спортсмена Михаила Кузнецова. По итогам Чемпионата Мира — 2004 Михаил был признан лидером национальной сборной, его результат в личном зачете – 34-е место из 66-ти возможных – а это значит, что ему удалось превзойти в мастерстве половину лучших спортсменов мира. Результат в командном зачете не слишком впечатляет – 18-е место в списке из 22 команд. Но мы, те, кто с волнением следил за ходом борьбы и ждал наших ребят дома, верим, что эта поездка принесла нашим спортсменам бесценный багаж опыта, без которого невозможно занимать призовые места на соревнованиях такого уровня. Об уроках Чемпионата Мира по подводной охоте 2004 года рассказывает Михаил Кузнецов.

— Миша, можно я сразу задам тебе вопрос, который, я уверен, в первую очередь интересует всех, кому небезразлична судьба подводного спорта в России – почему не удалось занять призовые места или войти в десятку лучших ?

— Я могу сказать, почему лично мне это не удалось. Прежде всего, мешало отсутствие опыта охоты в условиях, отличающихся от черноморских. Я не мог до последнего дня определиться с объектом охоты – я имею в виду вид рыбы, на который нужно делать основную ставку, чтобы показать хороший результат. Это, пожалуй, самое главное. Те виды, на которые я делал ставку в процессе тренировок, на соревнованиях я почти не видел — из них удалось стрельнуть всего одну рыбу. Остальные условия – глубина, прозрачность воды — были привычными и в пределах нормы. Недостаток опыта охоты в других морях сказался и на том, что я не знал, где нужно искать рыбу. У нас было очень мало времени на изучение акваторий, особенно акватории № 1, на которой проходил первый день соревнований. На ней удалось поплавать всего два раза по три часа – явно недостаточно для акватории, длина которой двенадцать километров ! Что там можно было увидеть за эти несчастные шесть часов ! Сказался недостаток финансов – мы не могли лишний раз нанять лодку, чтобы более детально и оперативно исследовать нужную акваторию, особенно удаленную, как было в этом случае – поплавать можно было всего около трех часов в день, так как два часа уходило на дорогу туда, а после обеда, как правило, усиливался ветер и волнение, и лодочники не соглашались там оставаться.

— Сколько раз вы нанимали лодки ?

— На изучение одной акватории мы нанимали лодку два раза, и три раза – на изучение другой.

— Что ты можешь сказать по поводу морального духа в команде ? Была ли сплоченность, взаимодействие ?

— Особой сплоченности и взаимодействия поначалу я не заметил – команда только сформировалась, надо было притереться друг к другу. Но ближе к концу соревнований, и уже после них, я заметил позитивные сдвиги в этом плане. Я думаю, что все почувствовали, что можно показывать лучший результат, и что для достижения его тесное взаимодействие просто необходимо.

— Расскажи, каким ты ожидал увидеть Тихий океан, и как эти представления сказались на твоей подготовке и подборе снаряжения для Чемпионата ?

— Я сознательно готовил себя к тому, что будет сильная волна, накат – выходил тренироваться, когда у нас прилично штормило, и заплывал далеко, старался работать в такую погоду на максимальной глубине, и это получалось у меня неплохо. Я думал, что будет глубинный рельеф, и охота будет вестись на глубинах более двадцати пяти метров. Поэтому на тренировках я старался побольше времени уделить работе на такой глубине — разныривался, старался увеличить задержку дыхания.

Что же касается температуры воды и условий видимости — я ожидал, что вода будет более теплой и прозрачной, чем это оказалось в действительности. Надеясь на хорошую видимость под водой, я взял длинные ружья – арбалеты Beuchat длиной сто и девяносто сантиметров, но на всякий случай прихватил и более короткий семидесяти пяти сантиметровый арбалет и такой же по длине пневмат.

— Что же оказалось в действительности, опиши свои впечатления.

— Первое впечатления по прибытию – что мы прилетели на край света, на Луну, «на конец географии». Это на нас поначалу немного морально давило. Когда же мы начали нырять в мутную и холодную воду, эти неприятные впечатления только усугубились – температура воды на поверхности была около двенадцати градусов, прозрачность в основном два – три метра, кое-где до пяти метров, сильный накат. Что немного утешало – это обилие рыбы. Из-за плохой видимости мы ее в основном не видели, а слышали; вокруг постоянно раздавались звуки уходов. Но, к сожалению, вся она была в основном незачетная по весу – до килограмма, в среднем восемьсот – девятьсот грамм. Зачет же был с килограмма. Подводная растительность тоже была очень необычной и напоминала джунгли – двухметровые кустарники, толстые ветви, «лианы» — рыба уходит, прячется в них… Сразу же основные усилия были направлены на то, чтобы научиться идентифицировать рыбу. Сначала мы стреляли все более-менее крупные экземпляры, и потом на берегу разбирались, к каким видам они относятся, затем стали стараться делать это под водой.

— В чем заключались основные трудности в адаптации к условиям, в которых проходил Чемпионат, в плане навыков и снаряжения ?

— В плане навыков, за исключением того, о чем я уже сказал, особой адаптации не потребовалось, так как охота происходила в условиях, привычных нам – плохая видимость, глубина десять – двенадцать метров. Что касается снаряжения – его предоставила сеть магазинов «Батискаф» и оно было самым лучшим, к счастью на этом не экономили. Каждый смог подобрать себе комплект с учетом индивидуальных особенностей, и, в принципе, с этим проблем не возникло. Отмечу лишь, что если бы знал заранее, в каких условиях будут происходить соревнования, выбрал бы более теплый костюм – толщины шесть с половиной миллиметров для длительной охоты в двенадцатиградусной воде было недостаточно, и я подмерзал. Также следовало брать более короткие ружья. Я охотился в основном со своим самым коротким ружьем — арбалетом длиной семьдесят пять сантиметров, но даже оно было слишком длинным – в такой мутной воде стрелять приходилось практически в упор, поэтому ружье длиной шестьдесят, а может, даже сорок сантиметров было бы предпочтительнее. Еще один очень важный момент, который я понял уже в процессе соревнований – нужно, чтобы ружей было по два каждой длины. Это необходимо, так как по правилам соревнований подстреленную рыбу нужно подавать в лодку на гарпуне, и, не имея второго ружья нужной длины, приходится ждать, пока помощник снимет рыбу с гарпуна – а это потеря драгоценного времени! Ведь, иной раз бывает, гарпун попадает рыбе в голову или в хребет и застревает. На соревнованиях особо выцеливать некогда, стрелять надо навскидку и быстро, так как вся рыба очень осторожная – шутка ли, столько людей и лодок на акватории ! И вот ты ждешь, пока освободят гарпун, а соперники в это время продолжают стрелять рыбу ! Один раз я пробовал в качестве замены взять ружье длиной девяносто сантиметров, но это было очень неудобно, так как даже семидесяти пяти сантиметровое ружье было длинновато для этих условий. Поэтому я уверен, что воплотив в жизнь эту идею, можно увеличить результативность охоты на пятнадцать, а то и на двадцать процентов. Каждый лишний нырок очень важен, ведь на нем ты можешь «взять» рыбу. А если ты промешкал, то ее «возьмет» кто-то другой ! Продолжая тему трудностей, отмечу также, что для меня очень тяжело проходила акклиматизация, особенно сильно сказывалась смена часовых поясов. Ночью спать не хотелось совершенно, зато днем, когда надо нырять, начинало клонить в сон – первую неделю мучился страшно ! Потом как-то переключился, и все стало нормально. Очень неприятен был контраст между жарой на воздухе и ледяным холодом в воде, на ярком солнце постоянно обгорало лицо, и при соприкосновении обожженной кожи с холодной водой начинало знобить. Но это, в принципе, уже мелочи.

— Как удалось решить проблему идентификации незнакомых видов рыб ?

— Огромную работу в этом отношении проделал капитан нашей сборной Павел Антонов. Ему удалось собрать отличную базу фотоматериалов по рыбам этого региона, и после тренировок мы собирались у него в номере, и, просматривая эти фотографии на его компьютере, сравнивая свои впечатления от увиденного под водой, учились идентифицировать местных рыб. Вообще хочу сказать, что у меня, как у спортсмена, трудностей было мало, по сравнению с теми трудностями, которые пришлось преодолевать нашему капитану. Павел Антонов проделал колоссальную работу как на этапе подготовки, так и в период проведения соревнований. Никакие бытовые и организационные проблемы нас вообще не касались – составление планов тренировок, определение мест для ныряния, поиск лодок, машин – все это делал он, от нас требовалось только нырять и стрелять рыбу.

— Как проходили тренировки ?

— Подъем в семь утра, легкий завтрак, и часов в восемь мы уже выезжали на акваторию. В день, как правило, удавалось понырять от трех до пяти часов –акватории располагались на приличном удалении, и много времени уходило на дорогу, плюс еще проблема с лодочниками, о которой я говорил – после обеда они не хотели оставаться на акватории из-за усиления ветра и волнения моря. Тренировки проходили на глубинах до двадцати метров, один раз работали на глубинах до двадцати семи метров. Кстати, в этот день произошел эпизод, который в дальнейшем сыграл с нами злую шутку – дело в том, что на запасной акватории мы обнаружили на глубине двадцать пять – двадцать семь метров отличный скальный рельеф с рыбой. А поскольку все мы были ориентированы прежде всего на глубинную охоту – что в последствии оказалось ошибкой – это натолкнуло нас на мысль, что такой же рельеф должен быть и на основных акваториях, и в результате мы массу времени потратили на его совершенно бесполезные поиски. Мы также полагали, что, возможно, чилийцы сделали эту акваторию запасной с тайным умыслом на соревнованиях сделать ее основной, что также оказалось ошибкой. Оба дня соревнований проходили на основных акваториях, и глубинного рельефа на них не было.

— Чему удалось научиться в процессе тренировок и на что не хватило времени ?

— Ну, прежде всего, удалось научиться идентифицировать рыб. Я научился охотиться в зарослях на рыб, для которых они являются основной средой обитания – таких, как кабрилла. Ну а остальное я уже умел и знал. Не хватило времени на детальное изучение акватории, чему наши соперники уделяли огромное внимание, и не напрасно. Часто можно было видеть итальянцев, которые утюжили акватории с эхолотами, нанося на карты буквально каждый камень, с указанием, сколько рыб под ним сидит. Таких наработок у нас не было. Я подошел к соревнованиям, имея в активе только одно место на одной акватории, где, как я знал, можно стрельнуть рыбу, и на другой акватории – два таких места. Соперники же ездили по акваториям, листая блокноты, в которых у некоторых было отмечено по пятнадцать – двадцать точек ! —

— Как проходила подготовка у других команд ? Чему можно поучиться ?

— Насколько мне известно, итальянцы приезжали туда дважды до Чемпионата, и, благодаря этому, у них была возможность изучить рельеф, виды рыб и их повадки в период, когда прозрачность воды была значительно выше.

Потом, перед Чемпионатом, когда уже были определены акватории, они очень много времени посвятили их детальному изучению, нанося на карты все перспективные места. На соревнованиях это сыграло решающую роль, так как на основных акваториях такие места можно было пересчитать по пальцам.

— Какой рельеф был на основных акваториях ?

— В основном песок, местами переходящий в поросшие травой банки. На тренировках в траве была рыба, на соревнованиях – нет. Моторными лодками ее всю разогнали. А рифовая рыба, живущая под камнями на очень редких участках скального рельефа, осталась на местах. Поэтому, если ты четко знаешь, где находится нужный камень, ты просто приходишь туда и «берешь» рыбу. Вот этому нужно у них поучиться – иметь в активе хотя бы десять точек для каждой акватории, на которых можно взять рыбу, или, если точка уже «выбита», оперативно переехать на другую точку. Еще, на мой взгляд, очень правильно то, что многие команды приехали на соревнования, имея в своем составе по семь – восемь, и более участников, и уже в процессе тренировок на месте определялся основной состав – в него вошли те, кто лучше показал себя именно в местных условиях. Также большое количество членов команды дает возможность на этапе подготовки лучше, быстрее и детальнее изучать акватории.

— Расскажи о соревнованиях, какие были сделаны удачные ходы, в чем заключались ошибки ?

— В первый день главной моей удачей было то, что мне по жребию досталась лодка с мощным мотором, благодаря чему я оказался на своем единственном разведанном месте раньше большинства соперников. К моему приезду там уже был один участник, но, к счастью, так как вода была мутная, он не смог сразу найти нужный камень; в результате я оказался там первым и «взял» рыбу. Как только он это увидел, сразу вылез в лодку и уехал. Все остальное время я плавал по акватории в поисках перспективных мест, но безуспешно. Это был, без сомнения, неудачный ход. Но еще более неудачным ходом было то, что я не пытался «залезть в толпу».

По правилам спортсменам под страхом дисквалификации не разрешалось сближаться на дистанцию менее двадцати метров, но фактически никто это правило не соблюдал и на немногочисленных перспективных местах все буквально ходили друг у друга по головам.

Забегая вперед, скажу, что на второй день, когда я уже исправил свой промах и работал, не обращая внимания на скученность соперников, был характерный эпизод – я кидаю буй, ныряю по линю к грузу и обнаруживаю, что буквально в метре на дне заякорен еще чей-то буй ! Этот урок я хорошо усвоил – если акватория тебе мало знакома, надо идти туда, где ныряют более подкованные соперники, и, не стесняясь, лезть в самую гущу народа – именно так и действовали практически все команды. На второй день я, совершенно безрезультатно проплавав три часа в поисках рельефа и рыбы в стороне от соперников, наконец смог принять верное решение и ринуться в толпу. И благодаря тому, что я все-таки решился на этот шаг, кое-какую рыбу удалось «взять».

— Что тебе дало участие в Чемпионате мира в Чили?

— Я приобрел бесценный опыт охоты в местах, отличных от черноморских. И, что даже более важно, я понял, как правильно вести себя на соревнованиях такого уровня, чего делать действительно нельзя, а что можно и даже нужно использовать. Например, крупные соревнования отличает тот факт, что у каждого спортсмена есть своя лодка с помощником -это дает мобильность, возможность быстро перемещаться по акватории – необходимо уметь правильно использовать это преимущество, так как от этого во многом зависит результативность охоты. И, самое главное, я воочию убедился, что можно, вполне реально показывать хороший результат на соревнованиях такого уровня, нужно только сделать правильные выводы из своих ошибок.

— Что, с твоей точки зрения, необходимо предпринять, чтобы обеспечить достойное выступление нашей сборной на Чемпионате Европы — 2005 ?

— Во-первых, необходимо заблаговременно хотя бы один раз съездить туда, где будет проводиться чемпионат, причем нужно для этой поездки выбрать время, когда прозрачность воды там максимальная, чтобы досконально изучить рельеф и среду обитания рыб, видовой состав, разобраться с особенностями их поведения в местных условиях. Во-вторых, необходимо расширить финансовые возможности команды, чтобы были деньги на аренду плавсредств, без которых нереально сколько-нибудь качественно изучить акватории. Вообще, я считаю, что в идеале команда должна иметь свою лодку, чтобы приезжать на место и ни от кого не зависеть. Да и в финансовом отношении, даже с учетом расходов на ее транспортировку, получится экономия по сравнению с затратами на аренду – я имею в виду, естественно аренду в том объеме, который необходим для нормального изучения акваторий. Своя лодка – это ключ к успеху. По снаряжению – единственное замечание — все спортсмены должны иметь по два ружья каждой длины. В остальном в этом плане все в порядке. Ну и последнее – приехать перед началом соревнований хотя бы за месяц, это даст возможность полностью адаптироваться к тем условиям, в которых придется бороться с соперниками. Я верю, что при выполнении этих условий, сделав выводы из ошибок Чемпионата Мира – 2004 наша команда вполне может рассчитывать на более достойный результат на Чемпионате Европы 2005 года.

 

Добавить комментарий


*